Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Нижний Новгород. Политические репрессии. Процесс четырех.
осенний свет
elena_n_s
Все-таки хочу я закончить свой рассказ о поездке в Нижний Новгород, хоть и прошло уже 20 дней.

Я писала в предыдущем посте о митинге Стратегии-31 на площади Свободы, в котором мне посчастливилось поучаствовать. На следующий день в Нижнем открывалась конференция о политических репрессиях на Нижегородской земле, приуроченная к 90-летию со дня рождения А.Д.Сахарова.
Мы отправились туда с Еленой Пономаревой, вдовой Сергея Пономарева, бывшего узника советских политлагерей. Из-за неправильной информации мы пришли сначала туда, где должен был проходить второй день конференции, и, узнав об ошибке, пошли пешком к площади Минина, на которой я уже была накануне вечером. По пути Елена показала мне улицу, на которой ее муж жил в детстве, а через два квартала - здание историко-филологического факультета, где все они в юности учились. Затем она подвела меня к старинному двухэтажному дому, где жила в юности, где родилась ее первая дочка, где Сергея арестовали. Этот дом буквально примыкает к зданию факультета, и все они, студенты-филологи и историки, романтики и поэты, философы, бунтари и мечтатели, собирались в их маленькой комнате на втором этаже, чтобы вести разговоры и споры, обмениваться самиздатом, читать друг другу стихи. За это, собственно, их арестовали и судили: Сергея Пономарева, Владимира Жильцова, Михаила Капранова и Влада Павленкова. С другими людьми из их круга расправились вне суда: кого с работы выгнали, кого лишили возможности окончить образование, кого замучили многочисленными "беседами", кого и сломали...

Вот как выглядит этот дом сейчас. Через несколько домов от него по этой же стороне - дом, где жили Павленковы, еще одна квартира, где собирались ради стихов, разговоров и споров юные мыслители и романтики.
Насколько я понимаю, ничего, кроме листовок, стихов и самиздата им толком и не вменялось, но судили группу, и приговор был чудовищный: по 7 лет Павленкову и Капранову, 5 лет Пономареву и 4 года - талантливому поэту Жильцову.

Вот еще фотография дома. Слева вдали видна башня Нижегородского кремля, справа начинается здание историко-филологического факультета.

Вот здание факультета со стороны площади. Как стояло, так и стоит. А вот их, арестованных в 1969 студентов и выпускников этого факультета - ни одного уже нет в живых. Ни один не дожил даже до 65-ти.
Грустно и больно...
Понятное дело, каждый из них потом говорил, что годы заключения многое дали, уникальный опыт и т.п., и все это верно, но до чего же чудовищным было государство, срубающее на самом взлете судьбы самых талантливых, самых лучших... А сколько вынесли их жены и малолетние дети и в годы их заключения, и после освобождения, когда был надзор и не давали ни доучиться, ни работать по специальности, и эта постоянная слежка...
Только когда гнет государства ослаб, смогли они развернуться.
Михаил Капранов стал священником и долгие годы служил в Барнауле, вел сильную просветительскую работу. Павленковы уехали в Штаты. Сергей Пономарев и Владимир Жильцов остались в Нижнем и очень много сделали для своего города. Жильцов возглавлял местную организацию писателей, местную ассоциацию репрессированных, выпустил прекрасные сборники своих стихов. Пономарев в числе прочих дел открыл музей Сахарова в квартире его ссылки, открыл и другие музеи в городе.
Когда мы минули здание факультета, Елена Пономарева показала мне вывеску на доме, где в 1833 году останавливался Пушкин по пути в Оренбург, и сказала, что музей Пушкина, который действует здесь сейчас, тоже создавал Сергей Пономарев. Я захотела зайти в музей.







Вот это - лишь одно небольшое из множества дел, которые сделал Сергей Пономарев для своего города после того, как разрешили хоть что-то делать. А сколько бы сделал, если бы его не арестовали!
Он умер в 2005-м от болезни легких, заработанной в ледяных карцерах Мордовии и 36-го Пермского лагеря...

Мы вышли из музея пошли через площадь Минина, вошли в кремль, спустились к реке и доехали на автобусе до городской библиотеки, расположенной на другом берегу, ближе к вокзалу, где до вечера слушали доклады о политических репрессиях на Нижегородской земле. Некоторые доклады произвели впечатление. Остаться на второй день конференции мне не довелось, нужно было уезжать.
Вечер мы провели у Надежды Жильцовой. Она выпустила потрясающий сборник памяти Владимира Жильцова, в составлении которого активно участвовали их дети. На сборник ушли все средства семьи, и теперь они собирают вскладчину средства на памятник Жильцову.
Владимир Жильцов умер внезапно весной 2010 года от тромбоэмболии, по недосмотру врачей. И тоже ведь это - следствие того, что здоровье было как следует подорвано в лагерях. Он был самым молодым из фигурантов того процесса...

  • 1
а по какой статье ребят судили?

и по какому поводу?..

Cт.70 - антисоветская агитация и пропаганда. За свободомыслие судили. Листовки и самиздат.

понятно.
а Вы не могли бы дать какую-нибудь ссылку на более подробные материалы об этом деле?

я как исследователь интересуюсь: по регионам СССР не так много распространенных источников есть.

я Севером занимаюсь - некоторые сюжеты по крупицам восстанавливаются.

К сожалению, сама не нашла толковых ссылок. Знаю об этом деле из рассказов самих фигурантов, из их воспоминаний, не выложенных пока в интернет. Можно сообщения "Хроники текущих событий" по поисковику найти.

хронику посмотрел - спасибо)

Я могу более подробно рассказать Вам об этом деле. Я дочь одного из фигурантов.

Анна, спасибо огромное!

давайте, я спрошу в Мемориале, не нужно ли уточнить какую-либо информацию по процессу. идет подготовка комментированного издания "Хроники" - многие "мелочи" необходимо перепроверять, а тут такая возможность!

отправил Вам свои координаты вконтактом

А Вам, Елена, еще раз спасибо за все!

Вам тоже спасибо, что так много делаете для сохранения памяти об отце.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account