Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Судилище над Ярославом Никитенко и беспредел по Удальцову
беде вопреки
elena_n_s
Оригинал взят у che_natalia в Судилище над Ярославом Никитенко и беспредел по Удальцову
К 11.00 утра пошла в Тверской суд (меня там тоже уже однажды судил тот же судья Криворучко) поддержать Ярослава Никитенко. Пройти в зал и присутствовать на суде удалось только с помощью вранья и наглого обмана, но на войне все средства хороши. Когда я вошла в здание, там на лестнице перед рамкой прохода уже толпилась очередь, которую не пускали к Никитенко, а они возмущались. Мгновенно оценив обстановку и поняв, что, если ничего не предпринять, я тоже буду вынуждена томиться на лестнице, я решительно попросила всех расступиться и дать мне пройти. Подошла к рамке, охрана спросила: "Вы по какому делу? Я ответила: "По своему. Материалы надо посмотреть". Охранник спросил: "Вы в канцелярию идете?" и я ответила "Да", раз уж он сам мне подсказал.:) Он показал, куда идти, а я презрительно бросила "Да знаю" и прошла. Пришлось сначала пойти в другую сторону, и там, у канцелярии, ввязаться в интересный спор о КПРФ (ну, нигде не могу без этого обойтись! :)) Думала пробраться к нужному залу №12 по второму этажу с другой стороны, но там оказалась глухая стена, поэтому снова пришлось вернуться к посту охраны и уверенным деловым шагом пройти мимо нее, пока они там с кем-то ругались.

Поднялась по лестнице - у зала №12, широко расставив ноги, колоритно стояли два спецназовца в черных масках и в полном боевом снаряжении. Они сомкнулись передо мной и спросили, куда я иду. На это я со словами "Я? К себе!", произнесенными с хамской интонацией, довольно бесцеремонно (вошла в роль!) отодвинула одного из них и прошла по коридору. Там у другого зала посмотрела на список дел, решив, что я, в случае чего - решившая прийти пораньше Воронина В.С. с жалобой на бездействие прокуратуры. :)  Там я немножко посидела, а потом сняла пальто и вернулась к залу №12. Встретилась там и много общалась с мамой Ярослава Никитенко. Потом вышел помощник и записал на проход в зал только двоих из СМИ, маму Ярослава и меня. Больше никого у зала не было, потому что никого не пропустили, хотя процесс был открытый. В зал пустили только четырех человек, а на остальных местах вольготно расселись полицаи и спецназовцы. И судья вещал, что больше нет места, хотя спокойно вошло бы еще человек шесть как минимум.

Судилище было настолько ужасным, что даже, думаю, царская охранка до такого никогда бы не опустилась. Все-таки тогда хоть какое-то представление о чести было, и даже Веру Засулич, стрелявшую в градоначальника Трепова, в свое время оправдали. Общалась также с адвокатом Ярослава Никитенко, она мне рассказала массу интересного и поучительного.
Судья Алексей Вячеславович Криворучко (опять эти говорящие фамилии! Меня уже задерживал старлей Косоруков :)) выслушал все, что рассказал Никитенко, его защитника и свидетельницу, а потом сказал, что все эти показания непоследовательны и тенденциозны, а вот показания полицейского Карташова (его не было, он смотрел только по бумагам), напротив, ясны, логичны и не содержат противоречий. И видеоматериалы не дал приобщить, и дополнительных свидетелей вызвать отказал. Короче, опять оставили 10 суток, и только за то, что Ярослав стоял и писал в Твиттер рядом с теми людьми, которые пришли поддержать Сергея Удальцова у суда на Новой площади (там и меня судила Боровкова, которую мы тогда разбили). А ему пришили сопротивление и неповиновение полиции, выкрикивание лозунгов и т.д.

Когда судья ушел на перерыв, я обратилась к вооруженным до зубов двум спецназовцам: "Слушайте, у вас же есть оружие. Давайте прямо сейчас возьмем этого Криворучко под стражу и будем его здесь же судить вместо Никитенко". Бравый спецназовец затравленно на меня посмотрел и промямлил: "Ну, зачем Вы это говорите?" Молодые мальчишки-конвоиры с ПМ в кобурах явно были не против стать героями, пререшедшими на сторону народа (это был бы уникальный случай, их портреты стали бы печатать во всех журналах, и они бы стали секс-символами для всей страны :)), но на них строго взирали другие старшие товарищи из ОМОНа (всего охранников было шесть человек, и у двери стоял огромный откормленный шкаф в бронежилете при автомате наизготовку). Я поняла, что сейчас меня выведут, и поэтому заткнулась. А как бы это было бы здорово! Мне показалось, что где-то я это уже видела... "Или в кино смотрел... Или где слыхал..." Вспомнила - примерно то же было в бессмертной книжке Юрия Олеши "Три толстяка", где гвардейцы прямо на суде подменили танцовщицу Суок на куклу, которую потом отдали на растерзание зверям. Но, по-видимому, такие вещи с кондачка не решаются. Надо было проводить долгую работу по распропагандированию. И весь план выстраивать, а не наскоком делать. Так что оставим это как план для лучших времен.

А к Сергею Удальцову, дело которого должно было слушаться в 14.30, пустили всех журналистов по списку, и я тоже опять пролезла вместе с депутатами Клычковым (КПРФ), Ющенко (КПРФ) и Ильей Пономаревым (СР). Набилось 17 человек публики, полицаи тихо стояли у стеночек. И стало понятно, почему. Судья Криворучко быстренько скороговоркой сказал, что в отсутствие Удальцова это дело рассматривать нельзя, несмотря на его согласие и нахождение в больнице из-за открывшейся язвы. И объявил, что заседание переносится на 7 января, всем спасибо, все свободны. Защитники были очень недовольны этим произволом, и депутаты тоже.

Мы пошли к председателю суда. Депутаты просили, что они хотят взять Удальцова на поруки (более 90 депутатов Госдумы и Мосгородумы согласны), чтобы не нагнетать и не дестабилизировать обстановку. Председатель откровенно иезуитски издевался, что нет такой нормы в законодательстве - "взять на поруки", и что, "к сожалению, никто не может ограничить Удальцова в его праве на голодовку" - говорил он с притворным сожалением. И прибавил, что Удальцова никто не держит в больнице под стражей (это "опять-таки случай так называемого вранья", т.к. Удальцова там стережет конвой). Под конец я ему сказала, что всем людям понятно, что суд превращается в фарс, когда принимают во внимание только показания полицейских, а не гражданских свидетелей, и что всем надоело, когда судьи говорят на белое - черное. Он не нашелся, что ответить. А я еще добавила, чтобы они хотя бы дверь прикрывали в свою "совещательную комнату", когда звонят наверх по поводу решения по делам, которые они должны судить самостоятельно (я ведь сама слышала, как Криворучко звонил во время вынесения решения по моему делу). Это председателя суда конкретно задело, он занервничал. Он бы лучше нервничал, что в его суде такие Криворучки водятся.

Самое ужасное - это то, как все эти идиотские судилища влияют на родных подсудимых. Мне во время оглашения приговора откуда-то из глубин подсознания вспомнилось стихотворение: "Магдалина билась и рыдала, Ученик любимый каменел... А туда, где молча мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел". Может, я преувеличиваю и драматизирую, но я так чувствую. Ярослав, оказывается, закончил Бауманский с красным дипломом и знает четыре языка. И вместо спокойной защиты диссера защищает нашу демократию. И будет встречать Новый год в камере. И держался молодцом, и выслушал приговор с презрительной улыбкой, как и подобает. Я лично считаю, что он все делает абсолютно правильно, и что он молодец, так я и сказала его маме. Она потрясающая, замечательная, мне очень понравилась. Но каково же родным профессиональных революционеров! Хотя, конечно, сами революционеры - вид, абсолютно не подлежащий жалости. :) И они никому не позволят себя жалеть, поскольку сами сознательно выбрали свой путь. И лучше быть в их числе, чем вместе с коллаборационистами.

?

Log in

No account? Create an account