Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Итоги года: мы и они
к свету
elena_n_s
Моя статья в "Ежедневном журнале": Прямой наводкой по неравнодушным сердцам
версия для печати

Ниже - текст в моей редакции.

Два события конца минувшего декабря как будто наглядно проиллюстрировали итоги 2012 года. 29 декабря в «Российской газете» был опубликован нашумевший «Антимагнитский» закон. В этот же день бесшумно, почти незаметно в Новопушкинском сквере прошел митинг «Почта свободы».
Первое событие завершило год работы избранной в прошлом декабре Государственной думы. Второе проявило черты того протестного движения, которое вспыхнуло год назад в ответ на вопиющую противозаконность, граничащую с откровенной уголовщиной, в процессе избрания этой Думы.
Важнейшим вектором деятельности Думы в течение года было законотворчество, направленное на подавление прав и свобод граждан России и, соответственно, полностью противоречащее Конституции. Что и подобает нелегитимно избранной Думе. Протестному же движению пришлось в течение года учиться жить в условиях уже не шуточных политических репрессий.
И вот – этот последний закон, в спешке принимаемый Госдумой пред уходом на новогодние каникулы. В нем не забыли прописать, что в силу он вступает 1 января – очень уж спешили (законы вступают у нас в силу только через 10 дней после их опубликования, с чем не пожелали согласиться «антимагнитские» деятели). Этот закон должен будет, наверно, войти в учебники как пример правового фарса. Цель его, собственно, была сформулирована откровенно: дать «адекватный» ответ «закону Магнитского». А чем же, собственно, раздосадовал власть этот принятый в Соединенных Штатах закон? Разве он как-нибудь затрагивал ее интересы? Он ведь направлен исключительно против чиновников, причастных к гибели в тюрьме Сергея Магнитского. И принят он был исключительно потому, что властные структуры России ничего не предприняли для того, чтобы привлечь к ответственности убийц Магнитского и расследовать те преступления, которые он разоблачал.
Нет бы властям сделать возмущенный вид: что вы, что вы, не мы же его убили, и крали те деньги не мы, просто руки еще не дошли расследовать все это, увольте… Нет же. Власть даже видимости не захотела сделать, будто не причастна к тем вопиющим преступлениям, и будто бы маски сорвала: мол, воровали – и будем воровать, убивали – и будем убивать, а кто посмеет нам, неподсудным, всемогущим, захватившим столько власти и столько денег, что не писан нам теперь никакой закон – кто посмеет нам палки в колеса ставить, тому вот – дадим «адекватный» ответ.
Но в чем, собственно, его «адекватность»? «Закон Магнитского» вводит санкции в отношении конкретных российских чиновников, причастных к нарушениям прав человека и нарушению принципа верховенства права. «Адекватно ответный» закон тоже как будто упоминает граждан США, «причастных к нарушениям прав и свобод человека», делая, впрочем, главный акцент на нарушение прав исключительно российских граждан на территории США. Но чиновники из Штатов итак не рвутся ездить в Россию и заводить в ней банковские счета. Поэтому в следующей части закон наносит очередной удар по деятельности российских НКО, так или иначе сотрудничающих с общественными организациями либо просто гражданами США. Мол, не дадим общественным организациям бороться за права человека в России, нас интересует только нарушение прав российских граждан в США. И, в качестве завершающего аккорда, так, чтобы уж все обратили на «адекватный» ответ внимание и взвыли от ужаса – запрещает гражданам США усыновлять российских сирот. Всем гражданам, не только тем, кто «нарушает права». Всех сирот, не только тех, кто обращается в НКО.
Этим завершающим аккордом «Антимагнитский» закон нисколько не затрагивает интересы ни американских чиновников, ни конгрессменов, ни тем более тех, кто нарушает «права российских граждан в США». Зато он бьет прямой наводкой по людям доброй воли, по неравнодушным сердцам, по тем, у кого душа болит за этих обреченных на мученическое небытие ребятишек.
Мол, да, мы такие, только не трогайте нас. Будете нам мешать воровать – будет с вами, как с Магнитским. Будете в деле Магнитского правду искать – мы вам за это самого слабого, самого беззащитного ущипнем и уколем. Да-да, ребенка-сироту-инвалида! Жалко ребенка? Так не мешайте нам воровать и убивать!
Ответ-то как раз получился неадекватный, о чем, надеюсь, адекватные люди много еще будут беспокоиться и говорить.
А в день опубликования этого горе-закона в Новопушкинском сквере люди надписывали новогодние открытки томящимся в неволе политзаключенным. В тех самых Бутырках и Матросской тишине, где убит был три года назад Сергей Магнитский, сидят сегодня узники 6 мая – люди, на которых власть выместила свою злость за массовые протестные мирные акции прошлой зимы и весны.
Людей на этом мероприятии было не так много – тысячи бы не набралось. Но, несмотря на морозный вечер, в Новопушкинском сквере было тепло от избытка вдумчивых, добрых, внутренне красивых человеческих лиц. Люди разных возрастов, разных взглядов, разных статусов и профессий были объединены одним желанием выразить поддержку, солидарность и сочувствие узникам совести. Со сцены выступали родители узников – в их голосе не было ни потерянности, ни сломленности. Выступали близкие друзья с простым, человечным рассказом о каждом из них. Очевидно, что на месте узников 6 мая мог бы оказаться каждый из нас, каждый из наших ближайших родственников или друзей. Медленно, но верно нарастало последние годы количество политзаключенных в России, но ни один из этих разрушительных для страны 12 лет не дал такого резкого притока узников совести в российские тюрьмы, как 2012 год.
В Новопушкинском сквере горели огни новогодней иллюминации, сияла огнями елка. На столиках, расположенных у замерзших фонтанов, люди надписывали открытки в места заключения – и тем, кто в московских тюрьмах сегодня ждет судебных процессов, и тем, кто разбросаны по далеким от Москвы лагерям. А на сцене у микрофона рассказ об узниках сопровождался демонстрацией их фотографий, глядя на которые трудно утратить надежду, что настоящим людям в этой стране не перевестись.
Позади – насыщенный событиями год, в котором власть перестала скрывать свое лицо и перешла к открытой конфронтации со своим народом. Впереди – череда новых политических репрессий. И два полюса ясно и четко обозначились в этом общественном противостоянии.
На одном – рабы на золотых галерах, запутавшихся в сетях вранья и преступной поруки, обремененные избытком наворованного имущества, жирующие и купающиеся в роскоши на фоне вымирающей, нищей, разграбленной, съеденной коррупцией, беззаконием и жестокостью страны.
На другом – люди доброй воли, не желающие отсиживаться в такую эпоху по тихим углам, выходящие на мирный протест против не мирного произвола, готовые жертвовать не только своим социальным положением и имуществом, но и здоровьем своим, и свободой ради того, чтобы стала человечной и свободной их многострадальная страна.
Стоит ли думать, кто в этом противостоянии победит, если главная победа уже налицо: победа светлого, доброго порыва – над малодушием и страхом, обостренной гражданской совести – над апатией и сомнениями, воли к добру и справедливости – над озлобленностью и ложью.
И, несмотря на все противоречия и драмы, которых не избежать, есть надежда, что протестное движение в России будет сохранять высокую планку, расширяться и эволюционировать духовно. Что оппозиция будет солидаризироваться с гражданским обществом, что борьба за свободу политзаключенных станет целенаправленным общим делом, а новые репрессивные законы типа упомянутого «Антимагнитского» общество сумеет-таки отменить по причине их полнейшей антиконституционности и противозаконности.

?

Log in

No account? Create an account