Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Памяти Александра Лавута. Гражданская панихида.
розы о памяти
elena_n_s
26 июня, в среду, к зданию Мемориала в Каретном ряду люди с цветами в руках шли нескончаемым потоком. Такое множество цветов не могло уместиться в гробу, цветы заполнили все пространство сцены актового зала "Мемориала" за изголовьем гроба Александра Павловича, образовав изумительные многоцветные россыпи в ряд с его фотографией, размещенной возле окна в левом углу зала. Люди от души несли Александру Павловичу эти букеты, потому что очень уж многим от души он дарил радость и свет, очень уж во многих оставил добрый след и бесконечно светлую память.







Гражданская панихида началась с просмотра фотографий Александра Павловича разных периодов жизни, от юности до последних лет.





Потом были сказаны речи. Собравшимся едва хватало места в зале.









Александр Черкасов вспомнил работу Александра Лавута в 1995 году в Чечне, в составе миссии под руководством Ковалева. Александр Павлович не рассказывал об этом, между тем он вел себя там героически. Его арестовывали и вывозили на вертолете в Моздок, но, едва оказавшись на свободе, он сел на автобус, вернулся в Грозный и продолжал работать. Даже когда он говорил о своем нахождении в несвободе, называл это «хождением в народ». Он снижал пафос и возвращал правильную мерку. Человек, никогда не бывший избыточно серьезным, он был предельно серьезен в своем отношении к жизни, точен математически и человечески.



Сергей Лукашевский: при первом взгляде на Александра Павловича рождалось чувство абсолютного доверия. Он строил идеал своей жизнью, обликом, душой. Это труднее, чем создавать идеал на бумаге.



Маргарита Калистратова: Саша отличался скромностью, деликатностью, улыбчивостью, каким-то естественным отношением к своей деятельности. Были вещи, которыми он мог гордиться, например, умением приготовить мясо, но своей настоящей деятельностью он никогда не гордился, никогда не выставлял на показ. Я помню, как однажды шла с ним от метро "Спортивная" в больницу к Софье Васильевне по плохой, слякотной погоде, и я ему задала глупый, не деликатный вопрос: мол, есть математика, которую вы любите, так почему вы занимаетесь этими правозащитными делами, на что надеетесь, что из этого получится? Он помолчал и очень просто ответил: ну, а как же иначе? Как жить, если этого не делать?



Алексей Смирнов. Я впервые увидел Александра Павловича за работой примерно в 1978, когда пришел ремонтировать пишущую машинку. Я увидел, как делается «Хроника», и вот что меня поразило: абсолютное спокойствие, никакого пафоса, ни подпольного ажиотажа, обычная академическая работа, тщательная, скрупулезная. И еще я понял, что Александр Павлович относится к тем немногим, от которых исходит эталонное ощущение добра. Таким были Андрей Дмитриевич, Леонард, Татьяна Великанова. Это были наши эталоны, и я думаю, что они никуда не ушли. Стиль, атмосфера, которую создавали эти люди – это то, что они оставили, завещали, и это должно в нас продолжаться.







Перед тем, как закрыть крышку гроба, в нагрудный карман Александра Павловича друзья положили его старинную трубку, с которой его запомнили очень многие.



Кремация состоялась на Хованском кладбище. А вечером в Мемориале были поминки.




?

Log in

No account? Create an account