Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Прощание с Андреем Мироновым
розы о памяти
elena_n_s


Вчера мы простились с Андреем Мироновым в морге НИИ морфологии человека, куда привезли его останки из аэропорта поздно вечером накануне.
Нам не показали тело Андрея, обезображенное минами. Мы стояли возле плотно закрытого гроба. И потому еще меньше верилось в реальность происходящего, в то, что Андрея действительно больше нет.



Люди стояли молча. Время от времени кто-нибудь выходил и делился своими воспоминаниями об Андрее.
Часть выступлений опубликовала "Новая газета":
http://www.novayagazeta.ru/photos/63835.html
Вот еще несколько.

Женщина средних лет, переводчица:
"Мы работали вместе в Андреем. Я хочу рассказать один случай, который хорошо его характеризует. Он был в командировке, а меня начальство направляло в Афганистан, я должна была лететь на следующий день, и вдруг позвонил Андрей и сказал, что он уже в Москве. Я сказала, что еду в Афганистан. Он стал всеми силами отговаривать меня, говорить, что это очень опасно. Он сказал: "я поеду". И он поехал. За один день в спешке переоформили все документы. Это была тяжелая для него поездка. Корреспондент, с которым он работал, бросил его, нашел себе местного переводчика, и Андрей один под обстрелами добирался обратно, потом возвращался через Таджикистан. Он не интересовался ни сплетнями, ни анекдотами. Вся его жизнь была посвящена борьбе за справедливость. Спасибо ему. Его можно сравнить в Анной Политковской, с которой я тоже работала. И ей спасибо. И Андрею вечная память".



Теплые слова об Андрее сказала журналистка из Европы, жаль, не спросила имени. Она познакомилась с Андреем в 2002 году в Париже на конференции о Чечне. Андрей помог ей разыскать одну чеченская семью. Он говорил по телефону голосом живым и одновременно так, будто он торопиться как можно больше успеть сказать. В Брюсселе Андрей был на ее свадьбе, "было так хорошо и легко, мы так долго сидели и разговаривали..." Он восхищался красотой природы. Потом случайно вдруг встретились в Чечне. А недавно - на митинге. Все время думаю о нем. Он с нами...

Семен Зон-Зам, оппозиционер:
Я часто видел его на наших мероприятиях. Последний раз - на заседании суда по делу Удальцова. Мне важно было знать, что думает Андрей по тому или иному поводу, он как камертон для меня был...



Женщина средних лет, знакомая Андрея:
Я знала Андрея больше 30 лет... Мы - люди земные с земными заботами, часто не слышим тот голос, о котором Андрей напоминал нам. Его присутствие было очень значимо в моей жизни и жизни моей семьи, я старалась как можно больше слушать его. Его кристальная чистота и врожденное умение знать свое направление и своим присутствием, никогда не назидательным, всегда глубокими вопросами
помогал настроиться на истину... Он любил химию и камни, говорил, что с удовольствием бы занимался любимым делом, но обязан делать то, что он должен делать. Говорил, что не имеет права на семью. Его вынудили жить такой жизнью. Та взрывная волна, которая унесла его жизнь, пусть принесет глубинные изменения не только в присутствующих здесь, но и через нас с вами она коснется и тех людей, которые не верят или мало верят в существование Истины, в существование Абсолюта. Я благодарна Андрею за его жизнь, за тот свет, такой, что если закроешь глаза, все равно будешь его видеть.

Людмила Любомудрова, гражданский активист:
Я видела его на мероприятиях оппозиции. Это был человек, от которого шел свет. Видела в замоскворецком суде, где судили наших ребят, издеваясь над правосудием. Однажды мы
долго гуляли по Москве одного протестного мероприятия. Это был настоящий человек, с большой буквы. Он принадлежит не только России, он принадлежит миру. И вот эта война, затеянная ублюдками... Этот цунами лжи, который накрыл Россию и юго-восток Украины... Люди нахлебались этой ложью и очумели, и никак не могут очухаться.
И вот Андрея нет.
Пожалуйста, напишите о нем побольше. Очень мало о нем написано.



"Я познакомился с ним давно на встречах с иностранными журналистами. И в течение 20 лет мы виделись в самых разных местах. Я был в Афганистане, мы много с ним общались на эту тему, и сейчас на фотографии он в Афганской шапке, это важно для меня. Он сам шел в самые горячие точки, где хуже всего обстоят дела. И вот сам оказался жертвой войны..."




  • 1
да, память
не верится все же

  • 1
?

Log in

No account? Create an account