Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Апелляция в Мосгорсуде на арест Александра Рыклина и Сергея Шарова-Делоне
глаза сирени
elena_n_s
МОСГОРСУДНЫЙ ДЕНЬ
13 мая Мосгорсуд подтвердил 10 суток административного ареста Александру Рыклину и Сергею Шарову-Делоне, задержанным 6 мая на Болотной площади.
Накануне Замоскворецкий суд известил защиту, что заседание состоится в 12 часов. Однако пришедшим в Мосгорсуд к этому часу людям сообщили, что раньше 14 часов дня заседание не начнется.
На территории Мосгорсуда очень красиво цвели сирень и тюльпаны, бил фонтан, и на этом фоне в погожий день как-то не по себе вдруг становилось от воспоминаний рассказов узников 6 мая о жутких конвойных помещениях Мосгорсуда, о том, что конвой здесь избивает…
Рыклина и Шарова-Делоне привезли, к счастью, не в конвойное помещение. В коридорах суда с ними можно было поговорить, узнать о быте тюрьмы, называемой спецприемником, об арестантском рационе, о том, что окна их камеры выходят во дворик, и это хорошо, потому что тихо, но и плохо, потому что пикеты, которые проходят ежедневно с 5 до 7 вечера напротив спецприемника, они могут видеть только из окна коридора по пути на ужин.





К двум часам дня, как было назначено, мы направились на 5-й этаж к указанному 550-му залу и стали ждать заседания. Выдержав хорошую паузу, нам сообщили, что заседание будет не здесь, а на 6-м этаже в зале № 666. Номер стал предметом шуток, однако приставы потребовали стереть файл у девушки, сфотографировавшей дверь. Когда публику наконец пригласили в зал и подсудимые заняли свои места, судья долго смотрел на них с недоумением, а потом заявил, что не видит Ольгу Терехину, дело которой он должен рассматривать.
Терехина была арестована на 10 суток за акцию поздравления с днем рождения Надежды Савченко 11 мая. К такому сроку ее приговорил Тверской районный суд. Здесь должна была слушаться апелляция по ее делу, приставы все перепутали.
Мы вернулись на 5-й этаж к залу № 550 и стали ждать. Через полтора часа напрасных ожиданий Сергея Шарова пригласили, наконец, в зал напротив. Александра Рыклина оставили ждать на прежнем месте. Публике, пришедшей послушать дело обоих узников, пришлось выбирать, хоть все ожидали совместного рассмотрения дела: ведь журналиста и правозащитника обвинили в том, что они организовали«несанкционированный митинг» совместно. Впрочем, никакого митинга не было, а задержали активистов за два разных одиночных пикета, так что и разделение дел логично.
Заседание по делу Сергея Шарова-Делоне вел судья Козлов. Защиту представляла адвокат Екатерина Горяинова, также принимавшая участие в процессе 12-ти по Болотному делу. Стоит напомнить, что задержали Сергея Шарова за плакат в защиту Андрея Барабанова, которого он защищал наряду с адвокатом в процессе. Сейчас, в третью годовщину событий на Болотной, он по сути оказался за решеткой за продолжение защиты Андрея.
Екатерина Горяинова заявила ходатайство об исследовании в качестве доказательств фотографий и видеороликов задержания из интернета. Судья ходатайство удовлетворил. И начал рассмотрение апелляции на решение судьи Замоскворецкого суда Н.В. Чепрасовой.
Написано в этом решении, что задержан был Сергей Шаров 6 мая 2015 года в 19.15 по адресу Болотная площадь, дом 10(?!) за нарушение порядка проведения публичного мероприятия. Нарушение состояло в том, что он организовал и провел совместно с Рыклиным несогласованный митинг «с группой граждан в количестве 50 человек», призывая выкрикивать лозунги «Свободу политузникам 6 мая» и держа плакат «Я - защитник Андрея Барабанова, я знаю, что все «болотные» невиновны!». Далее на двух страницах цитируется положение о проведении митингов без какой-либо связи с событием. Под конец коротко излагаются показания свидетелей Зотовой и Лашкевича о том, что митинга не было, Шаров стоял на Лужковом мосту один и молча. Однако, выводит судья Чепрасова, «вина Шарова в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.20.2 КоАП РФ» доказывается полностью… рапортами о задержании сотрудников полиции Санина и Гонтарева, а также протоколом о доставке Шарова в отделение. Еще ответом из департамента, что митинг не согласован. И, собственно, больше не доказывается ничем.
Фотографии в качестве доказательств не приняты, «поскольку они не содержат данных об адресе». (В протоколах стражи порядка написали, будто задержали Шарова у дома 10 на Болотной, который находится в значительном отдалении от всех событий. Задержали же его на Лужковом мосту, который и на фотографии, и на видеозаписи виден, и свидетели это место показывают, и многочисленными СМИ зафиксирован этот факт. Но нет, фотографии «данных об адресе не содержат», а вот рапорты с указанием вымышленного адреса - содержат…)
На вопрос судьи Козлова, предполагалось ли провести на Болотной площади митинг, Сергей Шаров объяснил, что 22 апреля было подано уведомление о проведении митинга на 6 мая, но мэрия долго ничего не отвечала. Когда все разумные сроки миновали, заявители сказали, что раз возражений нет, значит, акцию следует считать согласованной, и попросили встречи об обсуждении технических деталей митинга. И только тогда, уже 30 апреля, на электронную почту Рыклина пришло письмо из мэрии с отказом в согласовании. После этого было сделано все возможное для оповещения людей о том, что митинга не будет. В частности, Сергей Шаров сообщил целому ряду СМИ, что митинг на Болотной не согласован, а согласован только пикет у метро «Третьяковская», куда и следует приходить. Однако лично он, Сергей Шаров, не мог в этот день не прийти на Болотную. Он в течение восьми месяцев защищал Андрея Барабанова и продолжает быть его защитником. Поэтому, постояв на согласованном пикете, он прошел по Лаврушинскому переулку до Лужкова моста, поднялся на мост и увидел, что на площади стоят люди, они общаются друг с другом, но ни митинга, ни речей, ни плакатов нет. Тогда он встал на мосту и развернул плакат. К нему подошел сержант полиции, представился и попросил ничего не нарушать. Сергей Шаров ответил ему, что он ничего не нарушает, стоит в одиночном пикете, который не требует специального согласования, стоит один, людей рядом нет. Сержант согласился и отошел. Позже к нему подошло несколько сотрудников полиции, его взяли под руки и увели в автобус.
«Ситуация очень простая: я никого не призывал, ничего не организовывал, и никакого митинга просто не было. Как я мог быть организатором и участником того, чего не было?» - сказал Сергей Шаров.
Адвокат Горяинова показала судье фото и видео из интернета, полностью подтвердившие показания Шарова: человек стоит один, ничего не выкрикивает, никого ни к чему не призывает, стоит с плакатом молча, к нему подходят полицейские, берут под руки и уводят.
«Материалы дела и выводы суда никак не согласуются друг с другом, рапорты сотрудников полиции никак не отражают действительность. Как можно на них основывать постановление, когда показания свидетелей и видеоматериалы говорят совсем о другом?» - сказала Екатерина Горяинова. Она доказала, что рапорты и объяснительные полицейских были отпечатаны заранее, сотрудники туда внесли только дату, время и фамилии.
Полчаса спустя судья Козлов бестрепетно вынес решение оставить апелляционную жалобу без удовлетворения. Сократить срок административного ареста судья «не нашел оснований».
Когда мы вышли из зала суда, заседание по делу Рыклина в зале напротив еще не окончилось. Пристав попытался не пропустить меня в зал, хоть был перерыв, судья удалился в совещательную комнату. Пришлось проявить настойчивость, объясняя служителю правопорядка, что во время перерыва перед оглашением решения суда не пускать желающих в зал никак нельзя.
Судья Мисюра, опустив глаза глубоко вниз, читал текст решения так тихо, что разобрать можно было только обрывки. Однако мне показалось, что значительная часть текста дословно повторяет текст судьи Козлова, даже порядок слов во фразах идентичен.
Выйдя из зала, мы узнали от людей, спустившихся с 6-го этажа, что и Ольге Терехиной в зале № 666 Мосгорсуд оставил 10 суток без изменения.
Заседания длились, если не считать перерыва, не больше 40 минут, а провести в стенах Мосгорсуда пришлось практически весь день. И ведь не в первый раз я наблюдаю такое на политических процессах. Могу лишь предположить, что это не случайно, что судьям все-таки неловко выносить заведомо неправосудные решения в присутствии большого количества людей. А люди на такие процессы ходят не праздные, авось кто-нибудь поспешит по своим делам, не дождавшись начала заседания…

В шесть часов вечера приставы попросили нас покинуть здание Мосгорсуда. Александр Рыклин и Сергей Шаров-Делоне под надзором истомившегося конвоя остались у зала суда № 550 ожидать копии постановления.

Признаюсь честно: я все-таки очень надеялась, что домой они вернутся из Мосгорсуда своим ходом. Я понимаю, что это мы свободны, а судья зависим. Что он дрожит за свое место и боится начальства. Но, не отменяя обвинительного решения, неужели же не захочет судья заменить срок с 10 суток на 7, видя заведомую неправосудность и несправедливость решения в отношении двух немолодых, солидных, уважаемых в обществе людей?
Наивное ожидание. Даже если бы и захотел - у него и этой власти нет сегодня...





Опубликовано 14 мая в моем блоге на Гранях
http://grani.ru/blogs/free/entries/240922.html

?

Log in

No account? Create an account