Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Адвокаты нуждаются в защите
беде вопреки
elena_n_s
В Кировском суде Саратова продолжается процесс по делу заключенного Сергея Хмелева. 24 и 29 марта были допрошены так называемые потерпевшие. Двое из них утверждают, что в день избиения Хмелева их и не было в зоне. В ходатайстве запросить книгу регистрации и биллинг их переговоров защите отказано. Адвокат Маргарита Ростошинская повторно заявила ходатайство о прекращении содержания подсудимого в клетке, и судья Новиков опять отказал не только в ходатайстве, но и в приобщении его текста к материалам дела. В другом ходатайстве - отправить дело в прокуратуру в связи с тем, что по факту избиения Сергея Хмелева продолжается прокурорская проверка, - судья тоже отказал. Хоть очевидно, что судить человека за «ложный донос», в то время как не окончена еще проверка по самому заявлению об избиении, - это абсурд.
Между тем начались репрессии в отношении самой Ростошинской. Разнообразные угрозы в связи с защитой Сергея Хмелева поступали ей и раньше. А вскоре после отмены приговора Сергею Хмелеву в областном суде ей позвонила следователь Ивлева и пригласила на «конфиденциальную беседу» в связи с делом заключенного Беляева. Надо сказать, что Андрей Беляев, подзащитный Маргариты Ростошинской, в то время уже вторую неделю держал голодовку в связи с бездоказательностью обвинения и отсутствием каких-либо следственных действий в течение полугода с момента ареста.
Ростошинская, конечно же, пошла на беседу в надежде, что крик души Беляева наконец услышан и в его деле начнутся хоть какие-то подвижки. Но когда Ростошинская зашла в кабинет Ивлевой в отделе Следственного управления МВД по Саратову, следователь закрыла дверь и заявила, что будет допрашивать Ростошинскую в качестве свидетеля в связи с оперативной информацией, будто бы Ростошинская оказывала давление на неустановленных свидетелей. Манера общения была откровенная: «На этом основании от дела отведем, нечего нам палки в колеса засовывать!"
В кабинете уже сидели двое в штатском.
«Я указала следователю на ее непорядочность и на нарушение закона, встала и пошла, - пишет Ростошинская. - И тут началось! Она буквально вскочила со стула со словами: "Я никуда тебя не отпущу, пока протокол не подпишешь!" - и закрыла дверь. К здравому смыслу на глазах у тех гражданских, которые впоследствии оказались понятыми, я пыталась призвать следователя минут сорок! Что это за незаконное лишение свободы, что за оказание давления!!! Все же мне удалось открыть дверь и буквально выбежать в коридор. Вслед за мной бежит и Ивлева!.. Она схватила меня за руки, орет на весь отдел, из соседнего кабинета кричат: «Не отпускай ее, пока не подпишет! Как на войне, короче...» (из записи Ростошинской в фейсбуке от 4 марта 2016).
Вырвавшись из следственного управления и приехав в свой офис, Ростошинская обнаружила на теле синяки и ссадины и обратилась в больницу. Там ей была оказана помощь, прежде всего в связи со стрессовым состоянием. В тот же вечер Ростошинская написала заявление в Следственный комитет и прокуратуру на преступные действия Ивлевой. Получила отписки. И через несколько дней Ростошинскую отстранили от участия в деле заключенного Беляева, поскольку... она была допрошена в качестве свидетеля. Под фиктивным протоколом стояли подписи «понятых». Ростошинская тут же обжаловала это в порядке ст. 125 УПК и вскоре получила отказ в удовлетворении жалобы.
Таким же образом была отведена от дела Беляева адвокат Светлана Белова. А когда в середине марта началось новое рассмотрение по делу Сергея Хмелева в Кировском районном суде Саратова, Маргарита Ростошинская вдруг узнала, что может стать фигурантом уголовного дела по ч.2 ст.309 УК (оказание давления на свидетеля) в качестве обвиняемой!
«Вчерашним числом рапорт и выделенный материал с непонятно откуда вдруг взявшимися документами направлен в СК для проведения проверки в отношении меня, так как следователь усмотрел статью 309 в моих действиях... Что же будет дальше? Ведь в моих действиях нет состава преступления. Какое решение примет СК на реакцию следователя на активную защиту? Откажут в возбуждении или все-таки возбудят в отношении адвоката 309 УК РФ? А может и привлекут к уголовной ответственности и таким образом исключат мое участие в том числе в деле Сергея Хмелева?.. Интересно, когда-нибудь придет конец этой борьбе с "не коридорными" адвокатами?!», - пишет Маргарита Ростошинская.
В нашей стране адвокаты в особенности нуждаются в защите. Вспомним Станислава Маркелов, который жил в обстановке постоянных угроз, но обращать на них внимание не успевал. Его убили.
В романе Харпер Ли «Убить пересмешника» показано, какой внутренней силой должен обладать адвокат в противостоящей ему дикой, агрессивной среде. И какую злость может вызвать у этой среды позиция вдумчивого адвоката, который выполняет свой долг профессионально и бескомпромиссно.
У нас сегодня в роли такой среды оказывается не толпа праздных люмпенов, а самые что ни на есть респектабельные следователи и прокуроры, получившие, как ни странно, юридическое образование.
Вспомним, как был арестован адвокат Михаил Трепашкин за несколько дней до начала процесса по делу о взрывах домов в Москве, где он должен был защищать потерпевших. Ему откровенно подкинули пистолет в машину и посадили за «хранение оружия» на долгие четыре года. Вернувшись из заключения, он тут же приступил к адвокатской деятельности. Так вот, сегодня против Михаила Трепашкина снова возбуждено уголовное дело.
Он обвиняется в разглашении данных предварительного следствия (ст.310 УК), которых он, разумеется, не разглашал, а просто дал комментарий корреспонденту «Коммерсанта» в связи с грубыми нарушениями закона в деле арестованного Сергея Мурашкина. И сегодня снова нужно защищать Михаила Трепашкина.
Но вернемся к Маргарите Ростошинской. Фабула дела такова. Осенью 2015 года на процессе по делу Сергея Хмелева должен был выступить в качестве свидетеля защиты бывший заключенный ИК-17 Андрей Беляев. Он отбывал наказание одновременно с Сергеем Хмелевым и готов был свидетельствовать о постоянных пытках, вымогательствах и жестоких избиениях в этой колонии. Однако 15 октября, когда Беляев вышел из дома, чтобы предстать перед судом, на него напали неизвестные, схватили и увезли. Вместо Беляева в суд явилась его перепуганная жена и рассказала о случившемся.
Позже выяснилось, что Беляев был схвачен оперуполномоченными ГСУ. В народе это саратовское подразделение называют «Коброй». Мне приходилось читать заявления с жалобами на чудовищные пытки в «Кобре», поступавшие в Фонд «В защиту прав заключенных».
«Как рассказал впоследствии Беляев, ему сообщили, что ни в какой суд он не поедет, показания давать не будет, и ему придется признаться в каком-нибудь преступлении. Позже, когда они не смогли заставить Андрея оговорить себя, были задержаны несколько его знакомых, которым угрожали, заставляли подписать бумаги, а одного даже избили. По данному факту, кстати, удалось добиться возбуждения уголовного дела!» - пишет Маргарита Ростошинская.
Она и взялась защищать Андрея Беляева. В течение полугода ни одного следственного действия с Беляевым не было, и за что он сидит в тюрьме, понять было невозможно. В ответ на все процессуальные жалобы Маргариты Ростошинской приходили дежурные отписки. Устав от неизвестности, Беляев объявил в феврале голодовку. Ростошинская рассказала о голодовке журналистам, и в тот же день случился эпизод с ее «допросом» в следственном комитете. Это было 25 февраля. А в начале марта ее, как «допрошенную», отстранили от дела Беляева.
«Мы убеждены, что единственной причиной уголовного преследования Ростошинской является стремление ФСИН и следственных органов Саратовской области прекратить ее профессиональную деятельность. Мы также убеждены, что необходимо как можно скорее прекратить ее преследование и обеспечить ей защиту и нормальные условия для работы», - пишет Лев Пономарев, обращаясь в аппарат уполномоченного по правам человека.
Сергею Хмелеву периодически намекают в тюрьме, что, мол, в колонии его «давно уже ждут». А недавно сотрудники следственного изолятора рассказывали ему историю о каком-то адвокате, которого застрелили за его активную позицию. А что, мол, было с подзащитным - «вообще страсть!».
Между тем процесс по делу Сергея Хмелева продолжается. Следующее заседание в Кировском районном суде Саратова состоится во второй половине дня 7 апреля.

Опубликовано на "Гранях":
http://mirror581.graniru.info/users/sannikova/entries/250081.html
http://grani.ru/users/sannikova/entries/250081.html

?

Log in

No account? Create an account