Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Шествие без задержаний и арест журналиста
после зимы
elena_n_s
Саратовский журналист Александр Никишин был арестован за то, что… попытался посетить задержанных как член ОНК! Вечером 26 февраля он пришел в отделение, где содержались заявители антикоррупционного митинга, предъявил удостоверение члена ОНК и… сам оказался задержан. На следующий день его приговорили к четырем суткам административного ареста.

Между тем антикоррупционная акция 26 марта прошла в Саратове на удивление безоблачно: ни единого задержания, ни единого нарушения законности и порядка со стороны сотрудников полиции. Но это само шествие. Зато потом…

Надо сказать, что поначалу саратовским активистам согласовали антикоррупционный митинг в сквере Борцов революции 1905 года, но скоро власти отозвали согласование, сославшись на аварию коммуникаций в сквере.

Оказавшись в эти дни в Саратове, я решила посмотреть на аварию в сквере. Возле памятника борцам революции стояла без дела какая-то аварийная машина, а недалеко от ограды одинокий экскаватор разрывал траншею, из которой струилась вода.

25 марта, вскоре после встречи избирателей с приехавшим в Саратов Алексеем Навальным, прошедшей в битком набитом зале издательства «Слово», суд Волжского района Саратова признал отказ в согласовании митинга законным.

Когда я пришла в сквер Борцов революции в воскресенье 26 марта, аварийная машина стояла на прежнем месте, экскаватор все еще возился с траншеей, из потревоженной коммуникации по-прежнему текла вода, не отличаясь от весеннего ручья и ничуть не мешая прохожим. Не помешала «авария» и митингу. К двум часам в сквере появился народ, и вскоре люди с удивлением стали оценивать количество собравшихся.

«С 2011 года такого не видели!» — слышались голоса.



Людей собралось неожиданно много. Поднявшиеся на постамент памятника борцам революции молодые люди начали скандировать: «Хватить молчать!», «Медведева в отставку!», «Радаева в отставку!» (губернатора), «Россия будет свободной!». Полиция, присутствовавшая в небольшом количестве, признаков агрессии не проявляла.

Эльнур Байрамов, координатор саратовского предвыборного штаба Навального, громко заверял собравшихся, что тем, у кого будут неприятности из-за участия в этом мероприятии, штаб окажет юридическую помощь.

После короткого митинга, который и митингом назвать нельзя — скорее народным сходом, люди двинулись на прогулку. По бульвару улицы Рахова, прилегающей к скверу, колонны дошли до городского цирка, оттуда по главной пешеходной улице — до памятника Чернышевскому, затем по тротуарам улицы Радищева — до Театральной площади напротив здания областной администрации, где расположились вокруг летней сцены. Прозвучало несколько бодрых реплик с возвышения, присутствующие еще раз прокричали «Россия будет свободной!» и потихонечку разошлись. Все мероприятие заняло не более двух часов.



Плакатов было мало, двое молодых людей несли большой портрет Егора Летова, на плакате у юной девушки красовалась рекомендация «Сами вы держитесь!». Над собранием реял один-единственный российский триколор. Люди улыбались друг другу, старшие дивились количеству молодежи и множеству совершенно новых лиц.



Полицейские шли в одной колонне с участниками шествия, а появившийся автобус с ОМОНом ехал, никому не мешая, рядом. День выдался солнечный, проезжавшие мимо машины сигналили приветственными гудками. Простоватого вида шофер, стоя на светофоре, поинтересовался, что происходит, и, услышав, что это против коррупции, радостно закричал: «Не подведите, ребята!»



На Театральной площади плотная колонна полицейских выстроились вдоль улицы напротив здания областного правительства, будто желая его защитить, но никто и не думал туда идти. Ни одна клумба не была потоптана, ни одну улицу демонстранты не перешли вопреки сигналу светофора. Оценивая количество людей, кто-то насчитал три тысячи человек, кто-то в общей сложности — пять тысяч, активисты только в основной части колонны насчитали по головам три с половиной тысячи человек, что для такого города, как Саратов, невероятно много. Местный ГУВД, впрочем, насчитал только 400…







Я выразила восхищение мудростью местной власти, не помешавшей мирному шествию, в разговоре с Ольгой Пицуновой, саратовским экологом и членом областной общественной палаты. Без малого три года назад власти разгромили ее экологическую организацию, признав «иностранным агентом» и обложив непосильными штрафами. Ольга Николаевна посоветовала подождать радоваться: людей могут задержать и позже, а могут и домой придти.«Неужели такое возможно?» — удивилась я.

Оказывается, все здесь возможно.



Двух молодых людей — Сергея Рыжова и Сергея Окунева, подававших заявку на митинг — задержали люди в штатском в кафе «Дружба» на проспекте Кирова — той самой пешеходной улице, по которой прошло шествие, и отвезли в отдел полиции Фрунзенского района (РОВД № 6). Узнав об этом, к отделению подошел Эльнур Байрамов, третий заявитель митинга, и тоже был задержан. Разнесшийся слух привел к отделению группу молодых людей, которые пытались пройти к задержанным, но их не пускали. Не пустили и журналиста Александра Никишина, который подошел к двери отделения с удостоверением члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и попытался объяснить полицейским, что его к задержанным пропустить обязаны.

Вскоре появились бойцы Росгвардии, и началась расправа. Людей рывком клали лицом вниз на землю, заламывали руки и стягивали их сзади наручниками. Александр Никишин к тому времени уже оставил попытки пройти в отделение как член ОНК и стоял поодаль, снимая на видео происходящее. Схваченных людей завели в отделение (спрашивается: стоило ли их так упорно туда не пускать?) и задержали.На следующий день Никишина приговорили к четырем суткам административного ареста.

Сергея Рыжова, Cергея Окунева и Эльнура Байрамова увезли из отделения в неизвестном направлении. Мама Сергея Рыжова обошла все отделения города и, нигде не найдя сына, ближе к ночи подала заявление о похищении человека.

Вокруг отделения скопилось множество силовиков, объявивших о введении плана «Крепость». Пропускать адвокатов к задержанным полицейские наотрез отказывались, еду и воду для них не принимали. И сами в течение почти что суток не кормили их и не поили. Если не считать разрешения подойти к крану в конце коридора, из которого текла непитьевая вода. Места для сна задержанным тоже не предоставили.

Вечером Никишина увозила скорая помощь в больницу с гипертоническим кризом, но после оказания первой медицинской помощи силовики вернули его в отделение.

У другого отдела полиции, находящегося на Октябрьской улице, оцепление затронуло и стоящий напротив Дом кино, так что зрители не могли выйти из здания.

«У нас сорвано несколько сеансов, в том числе международный кинофестиваль “Дни франкофонии”. Последующие сеансы также будут отменены. Приносим извинения! Ждём вас завтра!» — написал на странице Дома кино в фейсбуке его арт-директор (см. 26 марта 18-47 и 27 марта 17-47).

Ольгу Пицунову и депутата городской думы Александра Анидалова полицейские заверяли, что задержанных у них нет, и лгали, что их увезли (на ночь глядя!) в суды. Суд Октябрьского района оказался закрыт, в суде Волжского района горел свет, но попытка депутата Анидалова туда пройти вызвала у полицейских переполох. Офицер по фамилии Остапович заявил, что подозревает депутата в попытке... украсть архив уголовных дел.

Суды состоялись на следующий день. В коридоре суда Фрунзенского района было не протолкнуться из-за скопления людей в форме. Широкоплечий полицейский преградил мне вход в зал судебного заседания и только после предъявления пресс-карты нехотя пропустил. Небольшой зал с трудом вмещал журналистов, коллег и друзей Никишина. Секретарша не разрешила находиться в зале малолетней дочери Никишина, и девочка все заседание провела в коридоре.

Судья Боброва разрешила фотосъемку и согласилась приложить к материалам дела справку с места работы Никишина о том, что у него было редакционное задание, то есть, снимая на видео задержания, он исполнял служебный долг. Все остальные ходатайства Никишина и его защиты судья методично отклонила.


На фото слева направо: Денис Руденко, Александр Никишин, адвокат Черемухина.

Обвинение строилось на протоколе, составленном неким старшим лейтенантом Поливиным, в котором говорилось, что Никишин не подчинялся требованиям полиции и оказывал сопротивление. Вызвать лейтенанта в зал заседание судья отказалась. Диск, приложенный к протоколу, просмотреть оказалось непросто, техника никак не хотела работать. Когда наконец вызванный механик смог задействовать ноутбук секретарши, оказалось, что это — запись ни о чем. В первом сюжете виден коридор отдела полиции и полицейские. Во втором можно было увидеть, как Никишин показывает удостоверение в открывающуюся дверь и что-то говорит. Дата, стоявшая в углу, показывала 30 декабря 2017 года. Никишин сказал, что, несмотря на бездоказательность ролика, на нем отчетливо видно, что никакого сопротивления он не оказывает.



Просмотреть видеозаписи защиты судья отказалась. После отказа судьи выслушать свидетелей защиты Денис Руденко, защитник Никишина, объявил судье отвод, который та, выйдя из совещательной комнаты, благополучно отклонила.



Свидетелями обвинения выступили трое полицейских: замначальника отдела по охране общественного порядка майор Алексей Скворцов, старший оперативный дежурный майор Васильев и начальник дежурной части капитан Павел Гончаров. Последний на вопрос защитника, удалось ли молодым людям прорваться в отделение, вздохнул: «К сожалению, не удалось». Майор Васильев заявил, что у полиции нет ни одной инструкции, говорящей о том, что ОНК нужно пускать в отделение. Адвокат Кристина Черемухина спросила, почему ее не пустили в отделение днем, когда план «Крепость» был уже снят. Полицейский недоуменно развел руками.



Насколько солнечным был предыдущий день, настолько пасмурным этот. Широченная Волга за окнами Фрунзенского суда сливалась в тумане с темно-серым небом. Когда судья дочитала свое постановление, народ сначала засмеялся, поскольку текст и санкция дословно совпадали с вынесенными уже постановлениями, а затем послышались крики «Позор!».



Александра Никишина уводили из здания суда шесть полицейских.

К четырем суткам ареста в аналогичных, как под копирку, формулировках по обвинению в нарушении ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законным требованиям сотрудника полиции) были в соседних залах приговорены Константин Мандров, Алексей Германов и Далимир Видманов. Активистам Михаилу Смыслову, Сергею Окуневу и Сергею Рыжову вынес штрафы по 10 тысяч рублей расположенный неподалеку Волжский районный суд. Эльнура Байрамова судья Волжского суда Игорь Чеча приговорил к пяти суткам административного ареста.

В среду 29 марта на апелляции в Областном суде судья Ольга Полянина оставила решение в отношении Александра Никишина в силе, также не допустив свидетелей защиты, отказавшись вызвать автора лживого протокола, просмотреть видеоролики защиты и т.д.

А что же Саратовская ОНК?

Глава ее открестился от Никишина, объясняя звонившим ему, что Никишин пришел в отделение как частное лицо, поскольку не взял у него направления и пришел без напарника. Пыточные условия содержания «частного лица», без всяких оснований незаконно удерживаемого целые сутки в отделении, главу ОНК не заинтересовали. Правда, он посетил Никишина день спустя в изоляторе временного содержания и отрапортовал, что у него все в порядке.

Очередную передачу саратовского интернет-телевидения «Открытый канал» пришлось отменить в связи с тем, что ее ведущий Александр Никишин и предполагаемый гость Эльнур Байрамов находились под стражей.



Фото автора
Видео https://fn-volga.ru
Опубликовано в "Ежедневном журнале" 31 марта 2017.
http://ej2015.ru/?a=note&id=30930
P.S.: "Ежедневный журнал" оптимистично опубликовал эту статью без первого абзаца. Я же начинаю все-таки с того, что в Саратове был арестован член ОНК за то, что пришел посетить задержанных...

?

Log in

No account? Create an account