?

Log in

No account? Create an account

Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
40-летие Сергея Магнитского
после зимы
elena_n_s
Я решила подробнее написать о вечере памяти Сергея Магнитского 8 апреля, в день его сорокалетия, в Сахаровском центре. Мне хочется, чтобы те, кто не были на нем, прочли и прочувствовали все это.
На меня весь этот вечер, мама Сергея Магнитского, фильм о нем произвели такое впечатление, что, выступив под конец (мое выступление оказалось последним), я поставила гибель Серея Магнитского в тюрьме в один ряд с гибелью Анатолия Марченко и Василя Стуса.
Хоть, конечно же, Сергей Магнитский не был ни диссидентом, ни правозащитником, ни сознательным борцом с режимом. Но тем более ценен его подвиг. Тем важнее то, что простой юрист, у которого так успешно складывалась карьера, исключительно ради правды и справедливости занялся тем, чем очень многие просто устрашились бы заняться, сказав себе: "Стоп, сюда лезть нельзя: убьют..."
Соображения "у меня семья, дети, мама" не остановили его, не делал он и попыток идти окольными путями - он шел прямо. И совершил подвиг, не претендуя на подвиг.
Фильм о Сергее Магнитском «Сергей Магнитский – Справедливость. Закон. Судьба», если не ошибаюсь, полностью доступен для просмотра здесь:
http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=QwexvjFumw0#!

Моя небольшая заметка о вечере памяти Сергея Магнитского и о сегодняшней ситуации вокруг его дела была опубликована на "Гранях" два дня назад:
http://grani.ru/blogs/free/entries/197019.html

Дальше - мой пересказ (где-то и стенограмма) выступлений на вечере памяти Сергея Магнитского в Сахаровском центре 8 апреля 2012 года.


Борис Немцов.
У нас в стране гигантский дефицит правды принципиальности и честности В этом смысле Магнитский был как из Красной книги. У нас мало таких. Власть таких людей боится, ненавидит и старается избавиться от них.
Хорошо, что у нас полный зал через 2,5 лет после его гибели Память - самое значимое, что может для него быть.
Мы не можем его вернуть, но можем седлать все, чтобы этого кошмара не было. Должны быть наказаны те убийцы, подонки и негодяи которые, его загнали в гроб, совсем молодого.
В нашей стране суда нет. Я сам знаком с судебной системой. Знаком с Боровковой не понаслышке, с судьей Сташиной, которая над Сергеем издевалась, она меня тоже судила. У нас нет суда, есть муляж – здания судов, люди в мантиях. Они имитируют деятельность, но суд растоптан, и ни милосердия, ни справедливости, ни сострадания там найти нельзя. Трагедия с Сергеем лишний раз это доказывает. Если бы был суд, мы могли бы добиться привлечение к ответу тех, кто его убил. Но суда в стране нет. Добиться справедливости для Магнитского в путинской России невозможно.
Поэтому я считаю важным и пророссийским законодательство, которое принимается сейчас в связи с делом Магнитского в других странах: в Нидерландах, в парламенте Канады, в Европарламенте, а также законопроект М-10-39 в Конгрессе США. Это – то, чего боится садистская власть. В этом законе говорится о том, что все, причастные к убийству, а также к воровству бюджетных средств, будут иметь проблемы на Западе: запрет на въезд, арест активов… они любят туда отправлять на учебу детей, с этим тоже будут проблемы У них этот закон вызывает большую аллергию, они постоянно шантажируют западные правительства, что если этот закон будет принят, Россия введет соответствующие санкции в отношении европейских чиновников. Я считаю, что принятие этого закона в какой-то мере будет гарантировать жизнь таким людям, как Магнитский. Патриоты страны должны содействовать принятию подобных законов во всем мире.


Ирина Ясина.
У парня отличная была карьера: приехал из Нальчика в Москву, устроился в хорошую американскую фирму... А вот потом его подвело чувство собственного достоинства.
Есть еще один пример: Василий Алексанян. МГУ, Гарвард, потом Юкос – на тот момент блестящая фирма... Устроился бы в Лукойл - никакой беды не было бы. Но его тоже подвело чувство собственного достоинства – он не стал очернять, клеветать…
Таких мы можем найти много – людей, которых чувство собственного достоинства гонит на плаху. Но плохо государство, которое заставляет людей быть героями. Героизм не нужен в мирное время. Я снимаю шляпу перед этими людьми. Наверно, я бы сделала то же самое в такой ситуации, я чувствую в себе силы. Но есть то, против чего мы не можем быть стойкими: это – наши дети. Я знаю случаи, когда эти подонки угрожают детьми. Знаю замечательную чиновницу, которая собиралась идти работать к нам в "Открытую Россию", и ей высокий чин сказал: туда нельзя, иначе у твоей дочери найдут наркотики. Я знаю, как пугали судью Данилкина: не продвижением по службе, а детьми.
Мы можем говорить об умершем Магнитским, о Василии Алексаняне, но о тех запуганных не можем, потому что их страх с ними. Эти подонки находят, как можно людей превратить в нелюдей. Как можно лишить их чувства собственного достоинства. Самое страшное, что они могут – искалечить наше чувство собственного достоинства.
Сергей и Василий заплатили жизнями за то, чтобы это чувство сохранить.
Это чувство выводило нас на митинги, с ним мы стояли на Белом кольце и будем выходить еще, и обязательно будем сопротивляться. Мы докажем им, что в стране гораздо больше людей с чувством собственного достоинства, чем они думают.
Есть правило вытянутой руки: рассказать всем, кто нас окружает, о том, что мы знаем. Давайте будем кричать о том, что мы чувствуем...


Людмила Алексеева.
Я узнала о Сергее Магнитском из публикации о расследовании, проведенном моими друзьями из ОНК. Действительно, как такое может быть, что люди, еще не осужденные, в СИЗО умирают? Я знала о том, что там умирают. 50-60 человек ежегодно умирает в московских СИЗО. Там условия тяжелее, чем в лагерях. И это – система. Туда помещают, чтобы люди поскорее признали свою вину, чтобы хотели поскорее уехать хотя бы в лагерь, потому что там легче.
Меня обнадежило, когда этим заинтересовался президент. Но он к этому вопросу больше не возвращался. А все осталось по-прежнему. Поскольку я являюсь членом президентского совета по правам человека, я решила, что мы должны этим заняться. Прошло 2 года. Группа делает все, чтобы это дело не заглохло.
Нужно добиться, чтобы люди не умирали в СИЗО, чтобы тюремная система не зависела от следствия. Чтобы виновные в гибели Сергея были наказаны. Мы 2 года занимаемся этим – результат пока равен нулю. Мы выявили виновников гибели Магнитского. Двое оказались под следствием – два врача из Бутырок, а не Матросской тишины, где он умер. Есть все основания считать, что его просто убили.
Сколько раз уже закрывалось следствие – мы опять его открывали.
Что происходит на слушаниях? С одной стороны – члены совета. С другой – начальники. У меня крепнет ощущение, что в нашей стране как будто бы живут два разных племени, которые говорят на разные языках, имеют разные представления о морали. Эти люди не понимают, когда им говоришь то, что для нас совершенно очевидно, а нам не понятно то, что им очевидно. Власти нашей страны – это другое племя. И пока это племя с другим языком наверху – и все так и будет.
Мы будем делать свое дело и будем надеяться, что чего-то добьемся. Но чтобы эта смерть была последняя – все-таки как избавиться от этого племени?


Елена Панфилова, глава российского отделения Transparency International.
Я могла бы говорить о следствии по делу о гибели Сергея Магнитского… Как только следователь хоть что-то начинает делать – его заменяют на более отмороженного.. Президент нам много обещал… я перестала верить в институт президентства в России. Ведь он отдает приказ – и никакой реакции.
Сергей показал, что надо бороться, не надо молчать – может быть, кто-то выходил на акции протеста благодаря ему .
Но пока перевес на стороне упырей. Они бьются за материальное, они ничего не защищают, кроме своих миллиардов.
Я видела в деле Магнитского отказ в свидании с тетей с формулировкой следователя Сильченко: "степень родства не установлена", и я рыдала. Можно было бы сдаться, но родственники продолжали ходить и биться, и что самое потрясающее – они продолжают биться и теперь.
Низкий им поклон за такого мальчика. Это не только трагедия – это и победа.


Зоя Светова.
Сегодня – день рождения Сергея. Я не была с ним знакома, но много о нем писала, много говорила с его родными. К сожалению, когда умирал Марнитской, наша общественная наблюдательная комиссия только начинала работать, мы еще не освоились, не успели пройти все камеры в Бутырках, я каждый раз возвращалась из тюрьмы в состоянии депрессии. И когда мы узнали о гибели Сергея Магнитского, мы сразу же побежали в тюрьму - и началось это расследование.
Благодаря тому, что мы как бы встряхнулись тогда, нам удалось спасти других людей. Несколько человек в прошлом году удалось вырвать из Матросской Тишины, тюремной больницы, где людей не лечат, которая является похоронным бюро.
Сергей Магнитский рассказал в своих письмах гораздо больше, чем писали все мы последние годы. И благодаря ему теперь удается вызволять людей из этой системы.


Валерий Борщов.
Он не был диссидентом, правозащитником – он просто был добросовестный юрист. Но я вижу в нем много общего с теми правозащитниками, которые действовали в 60-70-х, для которых важно было требование соблюдать законы. То же требовал и Магнитский. Они не могли с ним бороться, они врали.
И все, что говорилось потом нам, было ложью. Они нам говорили: от него не было жалоб. Нам дали журнал жалоб, там действительно не было его жалоб. Но журнал он был переписан одним аккуратным почерком. Они переписали журнал за целый год. Его избивали, есть документ, подтверждающий применение к нему так называемой резиновой палки. Когда мы пришли, врач стала говорить, будто он поднял кушетку и стал ей размахивать. Но как он мог ее поднять, она привинчена, и он был слаб и болен. Тогда она говорит: он утверждал, что его хотят убить, что роются в его бумагах. Но его действительно убили. И действительно в его бумагах рылись, у него припало 47 листов
Она вызвала в 8 утра надзирателей, она завели его в камеру. Есть фотографии, которые показывают не только разбитые костяшки пальцев, но и синяки на ногах, и впившиеся наручники в руки, то есть он метался, вырывался… Его убили, для нас это совершенно очевидно. Есть полностью лживый документ, в котором говорится, что он ругался, делала попытки членовредительства, суицида. Это - бред. Раз они врут, значит они чувствуют свою слабость.
Нам много удалось благодаря Магнитскому сделать. Мы добились того, что принято постановление, по которому не только осужденного, но подследственного могут в результате болезни освободить. Но не сделано главное, по-прежнему существует всевластие следователя. Сотрудники ФСИН говорят: мы ничего не можем сделать, он за ним (т.е. за следователем). Пока это будет, такие убийцы, как Сильченко (а я считаю, что он виновен в смерти Магнитского) будут распоряжаться судьбами и жизнями людей.
Магнитской показал всю порочность этой системы. Он противостоял ей. Сейчас сменили следователя (по расследованию гибели Магнитского), поставили другого, по которому очень плохой у нас прогноз, но я уверен что они не смогут скрыть это дела не смогут его загладить. Я уверен, что Магнитский победит.


Друг Сергея Магнитского, исполнивший вместе с музыкантом И.Ивановым музыкальную композицию памяти Сергея.
"Боль утраты не утихает и по прошествии 2-х лет, как и у всех друзей Сергея.
Правильно сказала женщина в фильме - на его могиле действительно будут цвести цветы. Импульс, который дал Сергей обществу, действительно для того, чтобы жизнь продолжалось..."
Видеорепортаж о вечере памяти Сергея Магнитского на "Гранях" начинается под музыкальную композицию, исполненную друзьями Сергея, его можно увидеть здесь:
http://grani-tv.ru/entries/2272/


Наталья Магнитская.
Он родился за один день до начала Пасхи, а сегодня его день рождения совпал со светлым днем Вербного воскресения.
Мне кажется, что он всегда со мной, всегда рядом. Хочу поблагодарить всех, кто пришел сегодня, и всех, кто душой рядом с нами. Кто борется за то, чтобы сохранить его честное имя.
Мне не надо доказывать, что он был честными человеком, и многим людям этого не надо доказывать. Я надеюсь, что его жизнь, его смерть положит начало таким изменениям, которые позволят его сыну жить и не бояться в этой стране.


Татьяна Руденко (тетя Сергея Магнитского)
Я хочу повторить слова Ирины Ясиной: не ленитесь (говорить об этом).
Когда исполнилось 2 года со дня его смерти, в Музее Берлинской стены открылась постоянная выставка, посвященная Сереже. В этом музее много места уделено России. Там есть зал Ростроповича, зал Сахарова, зал Ходорковского, теперь есть зал Сережи. Нас поразило, что в этот музей приходят три тысячи человек в день. Они приходят сами, их не приводят экскурсиями. Музей работает до 10 часов вечера. Когда мы уходили поздно вечером, видели, как туда пришла пара с младенцем. Люди приходят туда потому, что хотят знать обо всем этом. Для того, чтобы помнить и жить.