Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Два дня на похоронах
маргаритки
elena_n_s
Только сейчас я добралась до интернета и бегло просмотрела сообщения о гибели Наташи, заявления, статьи, фотографии с пикета, который прошел в Москве без меня...
Я была в это время на похоронах. Я видела ее плачущих сестер и молящихся братьев. Я не знала, что у Наташи так много родственников, и они так ее любят.
В Чечне хоронят до заката в день кончины.
Поэтому не было практически никакого шанса успеть на ее похороны. Но Наташу хоронили на следующий день - потому, что тело было в морге, шла судмедэкспертиза и опознание.
...Я очень хотела успеть на утренний рейс до Назрани. Но на него не было билетов, и не было никаких надежд попасть на грозненский рейс, отлетавший днем в половине третьего. Я просто по инерции стояла у кассы, где кроме меня было еще изрядное количество желающих получить остатки от брони, но их выдавали по какому-то закрытому списку. Только чудом каким-то в самый последний момент, когда регистрация на рейс давно уже закончилась и до взлета оставались считанные минуты, девушка вдруг выписала мне последний билет на самолет, повелев срочно идти на посадку.
Я прилетела в Грозный ближе к вечеру, и меня встретил проливной дождь. Часто ли бывают дожди на юге в середине лета? Таксист сказал, что и днем, и в предыдущие дни было безоблачно.
А тут вдруг - дождь...
Я торопила таксиста и все время звонила знакомым, находящимся на похоронах. Я знала уже, что тело Наташи выдали из морга в середине дня, что Наташу привезли к аллее журналистов на площади, где находится неподалеку ее офис "Мемориала", и затем шествием пронесли по проспекту Победы (ради наташиной памяти так буду его называть). Я знала, что Наташу давно уже привезли в село, и волновалась, что ее похоронят до моего приезда.
Волновался уже и шофер, потому что вот-вот уже могло начать смеркаться, а хоронить полагается после полудня, но до сумерек. Но одновременно спешила на похороны ее родная сестра, которая прилетела из Екатеринбурга в Мосвку рано утром и вылетела в Минводы, а откуда до Чечни очень неблизкий путь. Ее ждали, потому и у меня был шанс успеть.
Мы ехали мимо Аргуна и Гудермеса в село Кошкильды. Я много раз слышала от Наташи об этом селе. Здесь живет ее родная тетя, сестра отца, в ее доме и шли похороны.
Дом оказался довольно близко от въезда в село. Я издалека увидела женщин в платках, мужчин в круглых головных уборах, и поняла, что не опоздала.
Похороны в Чечне проходят совсем не так, как у нас. Здесь не приносят цветы. И женщины находятся отдельно от мужчин. Мужчины приносят молитвы, а женщины - слезы.
И еще здесь хоронят без гроба.
Наташа лежала в небольшой тихой комнате на ковре, укутанная в саван. Волосы и шея спрятаны под полотно, открыт только овал лица. Я села на ковер рядом с ней, стала всматриваться в лицо, и тут меня пробрала дрожь. Они били Наташу по лицу! У губ запекшаяся кровь, нос опухший, в носу уложены ватные тампоны, потому что перед смертью у нее из носа сильно текла кровь. На лице синяки. Меня заверили, что это не следы пыток, просто ее били по лицу прикладом.
По лицу - прикладом!
У чеченцев не принято к покойникам прикасаться, но в комнате никого не было, и я смогла попрощаться с Наташей так, как принято у нас.
Это тоже особенность чеченских похорон: не прощаться с человеком при всех. Люди не стоят у гроба, усопший лежит в комнате одиноко, и только самые близкие могут войти, побыть рядом с ним в одиночестве и тишине и выйти. К скоплению людей его выносят уже закрытым.
Обряд похорон начался очень вскоре после моего приезда. Мужчины принесли в холл носилки и положили на них Наташу, предварительно укутав с головой в плотную ткань, похожую на ковер. Затем они вышли на крыльцо, держа носилки на плечах. Вокруг стояли мужчины, а женщины находились сбоку, слева от крыльца.
Мулла прочел молитву. Мужчины вознесли руки в молитве и повторили воздыхание к Аллаху. Затем Наташу понесли на улицу. Женщины заголосили и зарыдали. Я подошла к воротам дома и увидела, как Наташу кладут в машину, как мужчины садятся вокруг нее, некоторые кладут рядом лопаты. Потом машина поехала на кладбище. Кто не уместился - пошли пешком.
Женщинам на кладбище не положено, они остаются плакать. Таков обычай. Я пожалела, что не доведется быть рядом, когда ее будут класть в землю, вернулась во двор и села рядом с плачущей Ланой.
...Я все еще не могу до конца поверить, что Наташи действительно нет, что вот сейчас я нахожусь в Грозном, но это уже Грозный без Наташи...
Позже я постараюсь выставить фотографии и рассказать о следующих днях похорон (похороны ведь здесь длятся не один день, и это - устойчивый обычай).

  • 1
Низкий поклон борцам за Справедливость.Мне очень
жаль,что не удалось пробиться к С.Маркелову и Н.Эстимировой ,когда они ещё были живы.Но остались ещё их друзья,родственники ,единомышленники!
Я не понаслышке знаю,что такое политические репрессии,сфабрикованные уголовные дела,"карательная психиатрия" .С трудом прорываюсь к "своим".Нахожусь в полной изоляции.Буду рад единомышленникам!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account