?

Log in

No account? Create an account

Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Станислав Дмитриевский - Вновь собираясь в каталажку...
беде вопреки
elena_n_s
Оригинал взят у strategy31nn в Станислав Дмитриевский - Вновь собираясь в каталажку...

Только что в моем отношении был сфабрикован административный материал, в коем утверждается, что я, матершинник и мелкий фулюган, воспрепятствовал работе психиатрической больницы. Очевидно, в ближайшие дни попытаются отправить меня на 15 суток под очередной административный арест. История, вкратце, такова. 18 июня я, бизнесмен Юрий Гольберг, помощник депутата государственной думы Марина Чуфарова и члены «Другой России» супруги Александр и Екатерина Зайцевы заняли дом № 98 по ул. Большая Покровская, чтобы воспрепятствовать сносу этого объекта культурного наследия. В результате памятник снесли, а всю нашу кампанию судья Юлия Китаева отправила под арест на срок от 8 до 15 суток. В камере спецприемника я сидел с Сашей Зайцевым. В один из дней его подняли наверх и куда-то увезли. Спустя три часа он вернулся и сообщил, что его возили на призывную комиссию в военкомат — двое участковых и один фээсбэшник в гражданке. Но комиссию он так и не прошел — сначала на его глазах за взятку был арестован терапевт, а потом врач-психиатр поинтересовался у ментов, почему Саша в наручниках. Те удачно пошутили, что он кусается, однако врач воспринял данную инфу серьезно и выписал Зайцеву направление на стационарную психиатрическую экспертизу. Посему Саша опасался, что после истечения срока его не освободят, а незаконно упекут в дурку. Незаконно потому, что госпитализация может быть осуществлена либо с согласия лица, либо по рещению суда — и то и другое отсутствовало. И надо еще добавить, что Зайцев от армии никогда не бегал; однако, не смотря на полных 24 года призывать его никто не торопился — видимо, как нацбола, опасного «экстремиста». Но тут, очевидно, поступил приказ — и Сашу записали в злостные уклонисты. Я освободился на два дня раньше Зайцева, и 3 августа вместе с толпой гражданских и политических активистов ожидал супругов у кутузки. Наши опасения подтвердились — за 5 минут до времени освобождения из ворот спецприемника выехала «Газель» с включенной сиреной и умчалась в неизвестном направлении. В окне маячил унылый профиль Саши. Чрез несколько минут из тех же ворот с совершенно подавленным видом вышла его супруга. Так как срок его ареста истек, и судебное решение о его госпитализации отсутствовало, то стало очевидно, что Саша был попросту похищен и незаконно удерживался ментами. Далее в течении буквально получаса нам удалось осуществить операцию «Быстрота и натиск» по освобождению Зайцева. От своих источников мы быстро получили информацию, что Сашу отвезли во Вторую городскую психбольницу. Прибыв туда, мы увидели в коридоре двух людей в штатском, совершенно не похожих ни на врачей, ни на пациентов. При нашем появлении они быстро вышли из здания. Минуты через три мы обнаружили Сашу в приемном покое под контролем двух участковых и врачихи. Первой вошла Катя с криком «Вот мой похищенный муж». Затем я сказал Саше: «Собирайся и иди домой — никто не имеет права удерживать тебя против твоей воли». Саша собрал вещи (две сумки), взял со стола свой паспорт, и мы спокойно вышли из здания. Из далека были слышны недоуменные крики вышедших в коридор участковых: «А куда делись фээсбэшинки». Через 15 минут Зайцев уже сидел в комитете солдатских матерей... И вот сегодня ко мне домой явился участковый майор Краснов и продемонстрировал заявление заведующей отделением № 5 психиатрической больницы № 2 города Нижнего Новгорода Сачко Екатерины Михайловны, в коем сия служительница Асклепия доносит предержащим властям: «...Этот неизвестный мужчина высказал мне оскорбление в грубой нецензурной форме. На мои замечания не реагировал. Он меня грубо нецензурной бранью оскорбил. Затем мне показали фотографии и я узнала, что мне угрожал и меня оскорблял Дмитриевский Станислав Михайлович 1966 г.р. Прошу привлечь его к административной ответственности. Своими действиями он также изменил нормальную работу больницы № 2. Затем он вмешался в мою трудовую деятельность с целью невыполнения служебных обязанностей». Кляуза, очевидно под диктовку ментов, составлена 12 июля, то есть через 8 дней после предполагаемого фулюганства (неделю эти умы криминалистики думали, как меня прижучить). Этим же числом датируются рапорта участковых Евгения Николаевича Барышева и Александра Александровича Кротова о моей грубой нецензурной брани в стенах храма отечественной психиатрии, которые, как выяснилось, проводили там операцию «Призывник». Оба рапорта идентичны по тексту. При мне у меня дома был составлен протокол о совершении мною административного правонарушения по ст. 20.1 КоАП РФ: «Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Санкция — до 15 суток административного ареста. Надо сказать, что матом я не ругаюсь принципиально - по религиозным и эстетическим соображениям. Наивные друзья спрашивают, не боятся ли менты и врачиха Бога — все же лжесвидетельство тяжкий грех. Я думаю, эти люди просто не подозревают о Его существовании. Все это дело, исключая заведомо ложный донос курицы-врачихи, сшито с вопиющими нарушениями: например, протокол составлен аж через 15 дней после предполагаемого события, а по кодексу на это отводится не более двух дней. Но зная наш «суд», уже пакую свой кутузкин чемоданчик — книги, молитвослов, туалетная бумага, ручка, блокнот...

read more at Стратегия-31 в Нижнем Новгороде