Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Власть боится Майдана
маргаритки
elena_n_s
Гражданский активист Ильдар Дадин отбывает сегодня административный арест. Я видела его за несколько минут до задержания: стоял на краю парапета, ограждающего памятник Жукову, и говорил, что нужно запоминать номера жетонов нарушителей порядка для будущей люстрации. Порядок полицейские, действительно, нарушали: вшестером накинулись на женщину, развернувшую плакат, и затащили в автозак, стоявший тут же, у парапета. Без предупреждения, без объяснения причин, и, конечно же, не представившись. В следующую минуту они схватили другую женщину с тем же плакатом, а минут пять спустя задержали пожилого мужчину, спевшего «Богородица, Путина прогони!»
Видео: https://www.facebook.com/photo.php?v=756447054367740&set=vb.100000073561848&type=2&theater
Когда толпа журналистов и фотографов рассеялась, я обнаружила, что Ильдара Дадина на прежнем месте нет. Его и Вадима Цветкова, не державших никаких плакатов, уволокли в автобус заодно.
Все это было на Манежной площади 6 марта.
Власть уже не первый год объясняет гражданам, что никакие они не граждане, и напрасно они полагают, что есть у них право собираться без разрешения в количестве больше трех человек. Что она, власть, очень даже сильна, у нее есть много плечистого ОМОНа, много бронежилетов, щитов, касок и специальных подразделений внутренних войск, и потому ей можно все. Можно схватить человека на улице - просто так, без объяснения причин, лишить свободы на сутки или двое, а затем приговорить к штрафу или административному аресту за действия, которых он не совершал. Можно не соблюдать никаких законов, потому что она – власть, у нее есть сила, и она будет себе позволять произвол в отношении тех, кто никаких законов не нарушает, но выражает протест против ее беззакония.

Однако последние две недели поведение представителей власти приобрело в Москве очертания какой-то истерии. Так называемые силы правопорядка как будто и не стремятся уже скрывать нервозность и панику своего начальства. Они срывают свою злость на гражданских активистов откровенно, демонстрируя свою уверенность в полной безнаказанности.
Когда автобус отъехал от памятника Жукову, шофер стал выделывать фокусы, которые не охарактеризовать иначе, как уголовное преступление: сначала набирал скорость, а затем очень резко тормозил. В результате Вадим Цветков получил сотрясение мозга и был увезен по скорой в 1-ю градскую больницу, а Ирину Калмыкову, у которой от удара были разбиты очки и появилась шишка на голове, стражи порядка сочли возможным оставить в ОВД Арбат на ночь, предварительно проведя насильственную дактилоскопию.
2 марта я была свидетелем подобного обращения с людьми. Простояв у Басманного ОВД около двух с половиной часов, наш автозак неожиданно тронулся с места, а затем несколько раз внезапно и резко затормозил. От одного такого рывка я чуть не упала, но успела схватиться за решетку. Ушиб коленки о край сидения получила женщина, которая попала в автозак совершенно случайно и очень плохо чувствовала себя к этому моменту. Я решила тогда, что это с тормозами и сцеплениями у полицейских автобусов проблемы. Но оказывается, у них теперь прием такой, чтобы задержанным неповадно было. Поскольку в автозаке есть твердые углы, подобное резкое торможение может обойтись задержанным и переломами, и даже смертью в случае удара об острый край скамейки виском. А ведь автозаки набивают так, что не всем хватает места на скамьях, многие стоят.
Надо сказать, что 6 марта ничто поначалу не предвещало такого завершения схода в защиту «болотных» узников на Манежной площади. Полиция казалась миролюбивой, будто отдыхающей после авральной работы 2 и 4 марта, когда людей забирали на улицах толпами. Участники акции сфотографировались уже на прощание и намеревались покинуть площадь, когда отчаянная Екатерина Мальдон развернула плакат. И полиция вместо того, чтобы переждать момент и дать людям спокойно разойтись, кинулась задерживать «нарушителей». Затем – ОВД Абат, где задержанных (кроме Цветкова) оставили на ночь, не пустив к ним защитника, и на следующий день – суд, ощутимый штраф Ирине Калмыковой и 10 суток Ильдару Дадину. За что? Может быть, за это страшное слово – люстрация?
Еще шесть человек – Алексей Никитин, Геннадий Строганов, Денис Бахолдин, Рэйла Лин, Никс Нэмени и Мария Рябикова отбывают сегодня административный арест за участие в сходе против оккупации Крыма у министерства обороны 4 марта.
24 февраля, в день приговора узникам 6 мая, я наблюдала, стоя на остановке на Тверской, как людей одного за другим грузят в автозаки. Отъезжает один – наполняется людьми другой. «Граждане, не мешайте проходу других граждан…» Полиция в тот вечер перегородила Охотный ряд от метро «Театральная» до Тверской улицы и Георгиевский переулок, мешая проходу всех граждан, так что на Тверскую от метро можно было попасть только через Камергерский переулок. Любой прохожий, спускаясь в тот вечер вниз по Тверской улице, мог, как в ловушку, угодить в этот круговорот и попасть в лапы стражам порядка до следующего утра при абсолютной невозможности доказать, что он просто шел мимо или направлялся к метро. А уж что получалось в итоге – 20.2 или 19.1, и какого размера штраф – это как кому везло.
Видео: https://www.facebook.com/photo.php?v=750987834913662&set=vb.100000073561848&type=2&theater
Особенно отличилась органы правопорядка 2 и 4 марта в связи с народными сходами против оккупации Крыма. Власти искренне испугались людей, готовых самым мирным способом выразить протест против развязывания войны.
Я видела 2 марта у министерства обороны, как полицейские хватали и тащили в автобусы всех подряд.
Видео: https://www.facebook.com/photo.php?v=754457301233382&set=vb.100000073561848&type=2&theater
Причем людей с плакатами и какой-либо символикой было очень мало, пришедших задерживали просто так.

Многих, оттеснив от часовни, задержали возле метро «Арбатская» и кинотеатра «Художественный».





Когда уже изрядное количество плотно забитых людьми автозаков отъехало, мне показалось, что площадь опустела, всех уже забрали и пора идти на Манежную. И тут я увидела совсем незначительное скопление людей у ограды министерства обороны, где какой-то смельчак держал плакат вовсе нейтрального содержания: «01.03.14 Я, правда, боюсь». Вскоре его увели.





Оглянувшись, я увидела, как несколько полицейских окружили подростка, который спрашивал, за что его хотят задержать. Плечистые дяди в бронежилетах объясняли мальчику, что они могут задерживать несовершеннолетних, если те нарушают порядок либо если находятся в окружении агрессивно настроенных граждан. Никаких агрессивных граждан, кроме самих полицейских, рядом не наблюдалось. Я попросила полицейских оставить подростка в покое, после чего его увели в один автобус, а меня в другой.
В течение десяти минут автозак, в который меня привели, полицейские заполнили задержанными так, что не всем хватило мест.



Часть людей с интервалами высадили в ОВД Басманное, остальных после 4-х часовой прогулки по городу привезли в ОВД Лужники, где продержали до ночи.
В отделении я вместо паспорта предъявила пресс-карту, и капитан Виктор Валерьевич Телегин (так он представился), начальник команды, захватившей нас, возмутился, почему я молчала, когда он спрашивал, есть ли представители прессы. Мои соседи по автозаку подтвердили, что ничего подобного он не спрашивал, но Телегин назвал их «заинтересованными свидетелями».
Извиниться передо мной соизволил только грузный сотрудник полиции из легковушки с мигалкой, сопровождавшей наш автозак. Мол, чего уж там, простите их, ведь прощенное воскресение…
А ведь действительно это был день перед Великим постом, когда Церковь призывает людей мириться друг с другом и просить прощения. Именно этот день выбрали для начала войны наши главари, делающие вид, будто они православные.

Они вот что не учитывают они.
Постоянное применение силы к более слабому разлагает человека, развивает в нем чувство страха. Силовик, который в течение долгого времени занимается только тем, что без причины задерживает женщин и пожилых мужчин интеллигентного вида, теряет моральные ориентиры и становится совершенно не способным к столкновению с реальной физической силой, причет отнюдь не превосходящей.
Их можно, конечно, понять: они испытывают сегодня панический страх перед Майданом.
Но похоже, Майдан их ничему не научил.

Опубликовано с сокращениями здесь: http://grani.ru/blogs/free/entries/226511.html

?

Log in

No account? Create an account