?

Log in

No account? Create an account

Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Умерла Светлана Кириченко
помним
elena_n_s
Грустная весть из Киева. 22 апреля умерла Светлана Кириченко.
Я познакомилась с ней в Москве в начале 1980-х, и мы как-то быстро сдружились. Она бывала в Москве по пути на свидание к мужу в Мордовский политлагерь, или специально приезжала, чтобы предпринять какие-то действия в его защиту. Помню долгие разговоры с ней на кухне у Нины Петровны Лисовской, где она останавливалась. Помню ее в гостях у меня дома. Однажды вспыхнул горячий спор между ней и моей мамой на почве национального вопроса. Я смутилась и я не знала, как остановить маму. Но они быстро помирились.
Светлану отличала необыкновенная теплота души, доброта и открытость, и вместе с тем несгибаемая твердость и стойкость.
Когда ее муж Георгий Бадзьо оказался в ссылке в далекой Якутии, она, конечно же, поехала к нему туда, на край света. И дочку взяла с собой. Присылала мне оттуда семейные фотографии на фоне красивых сопок. Надо сказать, что она часто писала мне письма в ссылку - просто чтобы меня поддержать.
Когда окончилась моя ссылка, я полетела летом 1988 года к ним в ссылку в Якутскую область. Поездка, конечно, была впечатляющая: сначала самолет до Якутска, потом - катер-ракета по широкой реке Лене в предрассветной мгле...
Захудалый, пыльный поселок Хандыга. И - маленький диссидентский островочек в нем... Стояла жара, Светлана ходила днем по поселку с зонтиком, защищаясь от сильного солнца. Уже тогда ее здоровье было так себе, она тяжело переносила эту избыточно резкую жару. А вечером Светлана и Георгий рассказывали мне о Василе Стусе, о дружбе с ним. От них я узнала подробности и детали тернистой судьбы их близкого друга. При свете белой ночи Светлана читала мне стихи Василя Стуса. Она была очень тонким ценителем поэзии и читала стихи прекрасно.
Я вернулась тогда из Якутска не в Москву, а на место моей ссылки, куда сослали уже к тому времени Сигитаса Тамкявичуса. В Кривошеино тоже были белые ночи, хоть и не такие белые, как в Якутии. Но достаточно светлые, чтобы не спать и перечитывать Стуса, храня в душе голос Светланы. Вот тогда я и начала переводить Василя Стуса на русский, разложив на столе его стихи. Ведь я увезла тогда из Якутии большую машинописную пачку стихов Стуса, подаренную мне Светланой... Вскоре в "Русской мысли" на всю полосу вышла моя статья о Василе Стусе.
К сожалению, я с тех пор не виделась со Светланой. Ни у нее не было повода приезжать в Москву, ни мне в Киев выбраться не удалось, как ни хотелось. Я знала о болезни Светланы. Получала от нее несколько раз длинные, интересные, искренние письма. Все надеялась - приеду в Киев, увижу Светлану... Не сбылось.
Светлана Кириченко была не только женой политзаключенного, но и борцом. Распространяла самиздат. В 1965 году была участником протеста в киевском кинотеатре "Украина" против арестов украинской интеллигенции. В 1980 году ее приговорили к трем месяцам исправительных работ за отказ давать показания против Василия Стуса. Не посадили, но работать по специальности не дали. Филолог высокого уровня - она была изгнана из институтов литературы и философии. Ее вызывали на допросы, не раз проводили обыски в квартире...
Я знаю, что Светлана Кириченко написала книгу воспоминаний "Люди не от страха" и воспоминания о Василии Стусе "Птица поднебесная". Надеюсь получить их и прочесть. Хотелось бы, чтобы эти книги были изданы и в России.
Светлая память Светлане Кириченко!