?

Log in

No account? Create an account

Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Ворюга кровопийцы не милей
к свету
elena_n_s
Эта моя заметка была опубликована на "Гранях" 9 августа в сокращенном виде. Привожу ее в своей редакции.

Известная формула Иосифа Бродского о том, что ворюга милей кровопийцы, испытания временем не выдерживает. Сегодня трудно уже понять, от ненасытной жадности ли ворюга становится кровопийцей, или же склонность к кровопийству подхлестывает непомерную жадность и ненасытность в воровстве. Очевидно лишь, что ворюга сегодня явно не милей.
Об этом подумалось мне, когда в середине лета я посетила вахту защитников парка Кусково, отважных людей, противостоящих варварской вырубке уникальной природной территории. Ворюгам нужно было спешить, и вырубка по-воровски начинаясь ночью, причем в период птичьего гнездования, корда вообще нельзя прикасаться к лесу. Писк гибнущих птенцов, отчаянные крики птиц над разоренными гнездами, кровь раненых лесных животных сопровождали это преступление. Четыре гектара ценнейшего леса, части усадьбы Кусково — жемчужины парковой архитектуры, в кратчайшие сроки были уничтожены и превращены во взрытую бульдозерами пустоту. Разумеется, никакой разрешительной документации на это варварство не было и быть не могло, но ворюги спешили: грандиозный строительный проект — это необычайно лакомый кусок. В проекте у них — вырубка еще 20 гектаров, а на вахте защитников леса — несколько гражданских активистов и ветеринарный вагончик по приему раненых животных, где волонтеры-герои спасают единичных выживших особей гибнущего леса. Удастся ли им остановить это преступление на фоне депрессивного равнодушия общества?
Денег нет, но вы держитесь, однако на грандиозные проекты деньги есть, по каким карманам они растекаются — не ваше дело, но на социальную сферу они, будьте спокойны, не пойдут.
Десять женщин, больше месяца уже держащих голодовку перед офисом «Единой России», говорят об активном строительстве социального жилья в Москве, которое между тем распродается как коммерческое или пустует, а люди, десятилетиями теснящиеся в коммуналках, продолжают в них тесниться. И каково такой семье наблюдать, как миллиарды рублей тратятся городскими властями на переукладку недавно уложенной плитки, никому не нужную, или на очередную смену бордюров.
Луиза Мартьянова живет 20-метрой комнате в коммуналке: муж, трое несовершеннолетних детей и мама с братом. Все в одной комнате, выходящей в общий коридор! На очереди более 20 лет. И два года уже, как очередь остановилась. Обращения в СК и прокуратуру, объединение с друзьями по несчастью, пикеты и митинги, попытки привлечь внимание общественности к проблеме — не помогает ничего. Теперь вот — голодовка. С 1 июля - в сквере перед "Единой Россией". Несколько женщин перешли уже на сухую голодовку. Результат: полиция, автозак, отделение, снос палатки… И ни один из членов этой самой «Единой России» не подошел за все время к женщинам, не выслушал их, не поинтересовался нуждами, бедой, толкнувшей женщин на отчаянный шаг. Свекровь одной из голодающих, потрясенная, как лживо и цинично освещалась эта голодовка в вестях на одном из телеканалов 18 июля, скончалась от инфаркта.
У Светланы Дроздовой 8 человек живет на 56 метрах – «не самая критическая ситуация...» Посчитав, что очередь, двигающаяся такими темпами, дойдет до нее только через 128 лет, она и не стала в нее вставать, а записалась на социальную ипотеку. Но и эта очередь остановилась.
«Моя очередь в начале 2014 года была 1300, а сейчас, после слияния Департамента жилищной политики и Жилищного фонда в Департамент городского имущества, я в очереди 7810-я. Последние три года практически никто не получает квартир, а раньше очередь хоть как-то двигалась. Хоть через 20 лет, а была надежда жилищные условия жизни улучшить, сейчас ее нет. Социальная ипотека в Москве существовала, а теперь у нашей семьи нет надежды ее получить. Но почему они поступают так с многодетными семьями? Ведь только такие семьи не дают убывать населению. А как ребенка выучить и воспитать, если письменный стол для него поставить некуда?»
Я говорила со Светланой Дроздовой поздним вечером 28 июля перед своим летним отъездом из Москвы. На следующий день Светлана собиралась переходить на сухую голодовку. Я попросила ее беречь себя и заметила, что погода на их стороне: ночи теплые, нет дождя. Она ответила, что и в холодные, дождливые дни в начале июля они ночевали здесь. Ведь это — шаг отчаяния...
Крохотной доли состояния той самой партии, у которой голодают эти женщины, хватило бы на то, чтобы решить их проблемы, отдав им то, что давно положено им по закону. Причем без малейшей потери для себя. Да напротив же — с огромной выгодой: «попиариться» перед выборами, хоть как-то себя обелить. Политики-то тут — практически никакой, а повод имидж повысить как раз отличный. Но нет, не так их сознание устроено. Большие деньги и большая власть ослепляют, лишают чувства реальности. Такие слова, как гуманность и человечность, вышли из их лексикона полностью. Какое этим женщинам жилье, какой закон? Суд, административный штраф, снос палатки…
Одна из женщин-очередников спорила временами с мужем, горячим поклонником «нацлидера и гаранта». Теперь муж в недоумении: как же так, со спортсменами у него есть время встретиться, а до женщин, которые в любую минуту могут в голодовке умереть, ему никакого дела нет?..
Ну а им-то что, пусть себе люди разочаровываются, пусть возмущаются. У них ведь теперь нацгвардия по закону в женщин и детей стрелять имеет право...
Ну а людям - есть ли выход какой-нибудь, кроме солидарности, взаимной поддержки, гражданского неравнодушия?
Похоже, большинство и этого не понимает...

На "Гранях": http://graniru.org/blogs/free/entries/253630.html