Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Cуд отправляет Юлию Приведенную на стационар в "Сербского"
беде вопреки
elena_n_s
Как и следовало ожидать, суд над Юлией Приведенной выдал нам сегодня очередной сюрприз: судья Вьюнов вынес решение о помещении Юлии на стационарную экспертизу в институт им.Сербского.
Ровно год назад мы радовались ее освобождению из-под стражи. Как будто специально избрали эту годовщину для кривой усмешки: рано радовались...
Впрочем, решение о предстоящем лишении свободы и возможных психиатрических репрессиях Юлия встретила с удивительным спокойствием.


Даже после провозглашения этого дикого решения с ее лица не сходила ее обычная очаровательная улыбка. Она продолжала держать себя и разговаривать с окружающими так, как будто ничего не произошло.

Михаил Иванович Трепашкин, адвокат Юлии, так прокомментировал решение суда:
"Для меня такой сценарий был полной неожиданностью. Я уверен был, что Юлию признают здоровой. Но, похоже, прокуратура была к этому готова и заранее подготовила свое ходатайство. Мы, безусловно, будем обжаловать это решение в кассационном порядке. Но необходимо привлекать к ситуации внимание общественности. Я считаю, что направление на экспертизу, сначала амбулаторную, а теперь уже стационарную совершенно преждевременно и ничем не обосновано. В суде не было представлено никаких доказательств вины Юлии, за год судебного разбирательства не представлен ни один свидетель обвинения. Если бы защита не представила ни одного свидетеля, сказали бы: у вас их нет. А обвинению суд почему-то не может так сказать. Процесс затянулся, зашел в тупик. Вот и решили они пойти по такому пути. Тем более что по этому делу признавали невменяемым Юрия Давыдова. Собственно, против него одного и возбуждалось уголовное дело, остальные были осуждены незаконно, без возбуждения дела. Очевидно, они решили, что раз Юрия Давыдова признавали невменяемым, то вирус болезни и на других членов объединения мог перекинуться..."

Сегодняшнее заседание Мособлсуда заняло, собственно, совсем немного времени. Сначала судья Вьюнов объявил об очередной смене состава суда: прокурор Федоров вместо прокурора Пашнева, секретарь Кузин вместо секретарши Александровой (надо бы подсчитать, сколько прокуроров сменилось у Юлии за этот год; я лично счет потеряла). Затем было оглашено длинное, странное и противоречивое постановление амбулаторной экспертизы, завершенное неожиданным (не вытекающим из текста) выводом, что эксперты не могут понять, вменяема ли Юлия, и рекомендуют стационарную экспертизу.
После этого был объявлен перерыв, во время которого Юлия написала заявление и получила копию постановления на руки. Затем прокурор заявил ходатайство о назначении стационарной экспертизы в "Сербского" и перечислил вопросы, которые желает поставить перед экспертами, в том числе и о том, не нуждается ли Юлия в принудительном лечении.
Адвокат заявил, что назначение экспертизы в принципе преждевременно, т.к. в суде еще не исследованы доказательства вины. Он заявил ходатайство о вызове в суд отца Юлии Приведенной в качестве свидетеля защиты и об изменении порядка судебного заседания (по порядку сначала должны быть опрошены все свидетели обвинения).
После перерыва судья стоя огласил свое решение, в котором, разумеется, отказал в ходатайстве адвокату и полностью удовлетворил ходатайство прокурора.
Но вот в чем курьез. Постановление амбулаторной экспертизы более чем на две трети состоит из пересказа показаний отца Юлии Приведенной на предварительном следствии... не по делу Юлии, нет. А по делу ПОРТОСа 2001 года. Переписано это с бледной ксерокопии в материалах дела, на которой не стоит даже, откуда она скопирована. По стилю изложения ни на какие показания отца текст не похож, это скорее какая-то речь прокурора. Отец там "свидетельствует" о том, чего сам не видел. Так, он говорит, что работал недолгое время на базе ПОРТОСа, но не рассказывает о том, что видел собственными глазами, а "показывает", что там происходило в его отсутствие. По делу Юлии на предварительном следствии отец допрошен не был, а на вызов в суд он стоял в списке свидетелей защиты. Как можно было основывать всю судебно-психиатрическую экспертизу на его показаниях давней давности не по Юлиному делу и зачем вообще присутствует в медицинской экспертизе "обвинительная" часть в виде "показаний отца" - непонятно. Авторы сего высокоумного документа - психиатры с учеными званиями Клембовская Е.В. (21 год стажа), Смирнова Т.А. (35 лет стажа), Ахмерова В.К. (33 года стажа). (Никому встречаться не приходилось? Они в "Сербского" давно работают).
Вот почему Трепашкин ходатайствовал допросить отца Юлии в судебном заседании прежде рассмотрения вопроса об экспертизе. Но судью логика и объективность волнуют меньше всего.
(Юлия рассказала мне, что читала отцу по телефону выдержки из его "показаний", и тот удивлялся и утверждал, что ничего подобного никогда не говорил).
Жутко мне было слышать этот чеканный, уверенный в себе голос судьи, стоящего в рост перед судейским креслом под большим российским гербом на красном бархате, рядом с приспущенным российским флагом на прямо стоящем древке слева от судейских кресел, смотреть на эту тройку государственных мужей с надуманно важным видом - судью с военной выправкой (работал долгие годы военным прокурором), секретаря суда (молодого человека в расстегнутой рубашке без галстука, но очень уверенного в себе), и прокурора, плотного господина в форме с круглым, слегка опухшим и ничего не выражающим лицом. Эти трое с деловым видом трудятся над тем, чтобы засадить в тюрьму эту хрупкую, скромно девушку с доброй улыбкой, которая ни им, ни кому бы то ни было не причинила никакого зла, против которой за год без малого судебного следствия они не смогли найти ни единственного доказательства обвинения.






?

Log in

No account? Create an account