?

Log in

No account? Create an account

Журнал Елены Санниковой

И все-таки я верю...

Previous Entry Share Next Entry
Пикет на Пушкинской. Меры ужесточения.
светлое
elena_n_s
Я шла минувшим днем к Новопушкинскому скверу от Никитских ворот, надеясь успеть на четверговый антивоенный пикет. Зайдя в сквер со стороны фонтанов и направившись к обычному месту пикетирования, я неожиданно наткнулась на сплошное ограждение, охраняемое сотрудниками милиции и ОМОНа.







Пришлось вернуться к фонтанам и обогнуть сквер по периметру.



С плакатами стояли всего шесть человек,



однако меры охраны были избыточные.





Пропуская меня через ограждение, сотрудник милиции заглянул во все отсеки моей сумки и проверил ее миноискателем.
Я спросила у майора Никитина, стоявшего здесь же у ограждения, к чему такие меры безопасности. Он ответил, что теперь всегда так будет, что будто бы милиция таким образом заботится о пикетчиках, ограждая их от агрессивно настроенных граждан. Я спросила, зачем он отдал распоряжение о задержании Виктора Сокирко две недели назад. Он ответил, что тот допустил нарушение: написал в заявке 50 человек, а было больше. Я сказала, что в заявке было указано 130 человек. Никитин возразил, что 50, он, мол, точно знает. Я сказала, что с плакатами стояли человек 50, даже меньше. Он ответил, что все, кто были рядом с Сокирко - это и есть участники, не важно, с плакатами или без, а наблюдатели и случайные прохожие - это те, кто стояли напротив. Пока длился этот милый диалог, у Никитина что-то спросили по рации, и он отрапортовал, что с плакатами стоят шесть человек, тексты плакатов переписал (переснял-?) такой-то, если после семи не разойдутся - будем разгонять.
Я отошла к пикетирующим. Сокирко подтвердил, что в заявке тогда, действительно, было указано 130 человек. Обычно он подает на 30, но после претензий милиции и задержания 16 июля он приписал в очередной заявке нолик, получилось 130. Они знали об этом, обсуждали между собой, что заявлено 130 и придираться, вроде бы, не к чему. Но придрались к тому, что в какой-то момент людей стало больше 130-ти, хоть - кто считал?
Виктор проговорился, что плохо себя чувствует после той потасовки, болит сердце. Он ведь весной перенес инфаркт, недавно у него был микроинсульт. Возраст у Виктора солидный. В такой ситуации любое применение силы к человеку - преступление, что уж говорить о той дикой потасовке, которая произошла 23 июля. Виктор всего лишь замешкался, выразил сомнение в правомерности задержания - и его тут же грубо схватили.
Несмотря на плохое самочувствие он продолжает еженедельно подавать заявки на пикет. Он и вчера, как обычно, съездил с утра за согласованием, а вечером полные полтора часа стоял на пикете.



Что можно тут сказать? Держитесь, Виктор!