Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

вечернее настроение

Covid-19. Требование открытости информации о состоянии больниц и проблемах медперсонала.

Всего 700 голосов собрала наша петиция за 2 недели. Почему так мало? Это же касается всех!
Инициатива движения "Христианское действие".

Вот текст петиции:
Мы, участники движения «Христианское действие», выражаем обеспокоенность и тревогу в связи замалчиванием острых проблем отечественной медицины в условиях эпидемии COVID19.
Из разных уголков страны до нас доходят вести о преследовании людей за информацию о нехватке необходимых средств защиты в больницах и о других серьезных проблемах медиков. Так, под угрозой уголовного преследования оказалась журналистка и поэтесса Татьяна Вольтская, которая опубликовала интервью с реаниматологом из Санкт-Петербурга. В начале апреля прошли обыски и допросы у гражданских активистов Анны Шушпановой и Андрея Романова, которые написали в сети «В контакте» о ненадлежащих эпидемиологических мерах в Сестрорецкой поликлинике Санкт-Петербурга.
Запугивая уголовными делами о фейках, власть вводит недопустимую цензуру в ту область, где важнее всего огласка. Люди оказались под угрозой преследования не за фейки, а за горькую правду.
Нас беспокоят преследования волонтеров, стремящимся помочь медикам от чистого сердца. Так, в начале апреля портал ОВД-инфо сообщил, что гражданского активиста Вячеслава Егорова из Коломны вызвали на беседу в полицию из-за сбора средств на помощь местной больнице, и потребовали прекратить подобную деятельность. Тогда же средства массовой информации сообщили о том, что глава "Альянса врачей" Анастасия Васильева была задержана и избита сотрудниками полиции в населенном пункте Новгородской области, куда она привезла маски и средства защиты для медиков местных больниц. Васильева была привлечена к административной ответственности "за оказание гуманитарной помощи врачам" (так в протоколе!).
Особенно настораживают неоднократные сообщения о трагических случаях падения медицинских работников из окон медучреждений. Так, в конце апреля врач скорой помощи из Воронежской области Александр Шулепов совместно с коллегой Александром Косякиным рассказал в видеообращении о нехватке защитных средств у медиков. Шулепов пожаловался, что его не снимают со смены после подтверждения у него диагноза «коронавирус». После появления видеообращения его положили в больницу, но начались травля, угрозы, а 2 мая средства массовой информации сообщили, что Шулепов выпал из окна больницы при неизвестных обстоятельствах и находится в реанимации с переломом основания черепа. На его коллегу Косякина завели дело о «фейках».
1 мая стало известно о смерти от травм Елены Непомнящей из Красноярского краевого госпиталя для ветеранов войн, которая 25 апреля выпала из окна больницы. Сообщалось, что это произошло во время или после совещания относительно передачи корпуса под отделение для инфицированных, на котором Елена Непомнящая заявила о неподготовленности медицинского персонала к такому перепрофилированию и об отсутствии необходимых средств защиты.
24 апреля в столице погибла, выпав из окна больницы, врач Наталья Лебедева, госпитализированная с коронавирусом. Он занимала должность заведующей отделением скорой медицинской помощи подмосковного Звездного городка. В СМИ сообщалось, что Лебедева была глубоко травмирована попытками начальства переложить на нее вину заражения медиков ее отделения коронавиросом. Такое отношение к врачам в условиях пандемии может обернуться чередой трагедией для большого количества граждан страны.
Нам непонятно, почему официальные телеканалы не информируют нас, какие средства выделяются государством на закупку необходимого медикам оборудования и защитных костюмов. Почему списки медицинских работников, погибших от заражения коронавирусом, не озвучены Минздравом официально, а доступны лишь на сайтах волонтеров? Почему до сих пор не объявлено на высшем уровне, какую компенсацию получат семьи врачей и других медицинских работников, погибших в результате исполнения профессионального долга? Почему мы ничего не слышим о достойных выплатах и доплатах всем медицинским работникам в условиях пандемии? Почему не слышим, какие меры принимаются для того, чтобы люди с иными тяжелыми диагнозами не оставались в условиях пандемии без помощи?
Нельзя заставить людей молчать, в критической ситуации они все равно будут говорить, но недопустимо, чтобы их за это еще и преследовали. Люди, спасающие жизни с большим риском для себя, заслужили того, чтобы быть услышанными!
В отсутствии открытых судебных процессов фактически келейно решается вопрос о «фейках», о недостоверности или вреде того или иного материала в интернете. В условиях, когда люди лишены возможности выйти на улицы в знак протеста, это выглядит особенно цинично. Недопустимо использовать эпидемию для наступления на базовые права граждан, гарантированные конституцией, такие, как свобода слова и свобода распространения информации. Люди имеют право знать правду и объединяться для взаимопомощи!
Мы требуем доступа к достоверной информации о состоянии больниц и тех средствах, которые выделяются на их поддержку. Тем более, что эта информация имеет прямое отношение к безопасности нашей и наших близких.
Мы настаиваем на отмене закона об ответственности за «фейки о коронавирусе». Поспешное и непродуманное принятие подобных законов в условиях пандемии недопустимо! Все дела, заведенные по этой новоиспеченной статье, должны быть прекращены с извинениями.
Недопустимо привлекать людей к ответственности за информационные посты и, тем более, за сбор помощи для больниц.
Мы требуем достойных условий работы для медицинского персонала, в особенности тех, кто привлекается для борьбы с COVID-19.
Мы призываем политические партии и общественные объединения, независимые СМИ к созданию централизованных информационных ресурсов, где могла бы размещаться достоверная информация, которой так не хватает гражданам всех регионов. Адекватная система информирования нужна, в том числе, и для определения “болевых точек”, и для оперативной организации помощи в критических ситуациях.
Елена Санникова, Мария Рябикова, Григорий Михнов-Вайтенко, Елена Волкова, Ольга Мазурова, Дмитрий Арсентьев + около 700 подписей на портале www.change.org
Подписать петицию можно по ссылке:
https://www.change.org/p/%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0-%D1%80%D1%84-covid-19-%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D1%83%D0%B5%D0%BC-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8?recruiter=32703587&utm_source=share_petition&utm_medium=facebook&utm_campaign=share_petition&recruited_by_id=d6d8f3c0-05be-0130-3b3e-404067ca6a7a
к свету

Виктор Попков: 18-я годовщина расстрела


Прошло уже 18 лет с того дня, когда на выезде из чеченского села Алхан-Кала был смертельно ранен автоматной очередью Виктор Алексеевич Попков, правозащитник и миротворец.
Это убийство не было расследовано, убийцы не найдены, заказчики не установлены, хоть все мы знаем, кто они.
Виктор Попков вез врача и медикаменты в горное село Ялхой-Мокх, где голодали дети, где люди умирали от полного отсутствия медицинской помощи, гибли от осколков снарядов при обстрелах, от мин, которыми были нашпигованы окрестности. Медицинский УАЗик, в котором он ехал, был обстрелян неизвестными, которые скрылись, беспрепятственно минув федеральный блокпост.
Память об этом человеке не должна угасать. Его миротворческие идеи как никогда сейчас актуальны. Его жизнь и его служение достойны всемирной памяти.
Не забывайте, люди, об этой человеке.


... В свою последнюю поездку в Чечню Виктор Попков выехал на Страстной неделе: ему очень хотелось именно на Пасху оказаться в том красивом горном селе, жителям которого он особенно хотел помочь.
С самого начала второй чеченской войны Виктор Попков регулярно ездил с гуманитарной помощью в села, разрушенные российской авиацией и артиллерией, чтобы помочь наиболее пострадавшим от войны людям. Но после длительной поездки по горным селам, из которой он вернулся в январе 2001-го, Виктор долго откладывал очередную поездку, желая собрать средства для более основательной помощи. Он хотел организовать хотя бы один постоянно действующий медпункт, регулярную доставку лекарств в эти труднодоступные места, помощь семьям, которые просто-напросто голодают.
Всю зиму и начало весны 2001 года он разрабатывал программу помощи жителям горных сел, рассказывал об их бедственном положении на конференциях, писал об этом. Ему удалось отыскать средства на закупку большой партии лекарств и приобретение машины, найти врача, готового работать в поездке, - Розу Музаеву, чеченку, которая жила тогда в Москве как беженка.
15 апреля, в день Пасхи, они прибыли в горное село Ялхой-Мокх, где Роза Музаева начала прием больных, а Виктор — сбор информации. Два дня спустя, во вторник, они выехали в Грозный — договариваться о госпитализации детей, которым необходима была срочная стационарная помощь. Нужных для этого чиновников на месте не оказалось, жизнь в разрушенном городе еще едва налаживалась, переночевать пришлось у родственников Розы Музаевой в Алхан-Кале. В среду, 18 апреля, рано утром они выехали в Грозный, чтобы успеть к началу работы чиновников и министерств — и на выезде из села были расстреляны автоматными очередями из обогнавшей их машины, которая затем беспрепятственно миновала блокпост и скрылась.
Виктор Попков скончался от полученных ранений спустя 35 дней в Москве. Роза Музаева выжила, но к активной гуманитарной деятельности не вернулась. Средства, собранные Виктором, на помощь жителям горных сел так и не пошли. Медицинский уазик, которого так не хватало ему в предыдущих поездках, прослужил Виктору не более трех дней. Преступление до сих пор не раскрыто.
Расстрел человека, приехавшего в район боевых действий с медикаментами и врачом, — это свидетельство о той ситуации, в которой мы живем с самого начала второй чеченской войны. Анну Политковскую убили за ее статьи, Наташу Эстемирову — за правозащитную деятельность.
Убийцам Виктора Попкова мешало его миротворчество.
За год до расстрела Виктор Попков встретился с Асланом Масхадовым – ему очень нелегко было добиться этой встречи. Масхадов тогда подписал предложенные Виктором документы, призывающие к миру, а также обязательство человечного обращения с военнопленными. Вот этого и не нужно было российскому руководству, которое четко провозгласило тогда принцип: никаких переговоров. Им нужна была война, ими изначально были отвергнуты идеи мира, милосердия, человечности.
За эти идеи Виктора Попкова и расстреляли.
Многие из нас познакомились с Виктором Попковым в начале 90-х, когда он пытался найти людей для "Потока мира" - так он назвал начинание, которое очень надеялся осуществить. Идея была проста: если две-три сотни добровольцев поедут в район боевых действий и попытаются склонить воюющие стороны к милосердию и облегчить страдания мирных жителей, это поможет остановить зло или хотя бы уменьшить его масштабы.
Под обращением Виктора Попкова "Шанс для всех" о Потоке мира подписалось тогда много общественных деятелей, писателей, ученых, правозащитников, но добровольцев ехать в горячие точки почти не нашлось. В группах с Виктором Попковым ездили единицы – сначала в Абхазию в 1992-93-м и затем, начиная с декабря 1994-го, в Чечню. С тех пор мало что изменилось. Добровольцев на злое по-прежнему гораздо больше, чем на доброе, а миротворцам всегда достается больше, чем остальным: их ненавидят с обеих сторон.
Однако же какой-то аналог Потока мира мы видели на московских улицах 26 февраля на акции "Белый круг". Ведь в этой акции главным было не то, что люди вышли улицу для массового протеста, а то, что протянули друг другу руки, что сумели объединиться в свете мира и доверия – и улыбками счастья одолеть хоть на миг атмосферу серой безнадежности.
С каким сердцем мы будем выходить на акции мирного протеста? С какими чувствами будем противостоять злу – войнам, жестокости, политическим репрессиям? Сумеем ли противопоставить злу – добро, жестокости – милосердие? От того, как мы решим это для себя, зависит и климат, в котором мы будем жить.
Зависит и ответ на вопрос: наивностью ли были идеи Виктора Попкова о миротворчестве – или же тем шансом для всех, который все-таки еще у нас не отнят.
(https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/197232.html
https://graniru.org/blogs/free/entries/197232.html)
беде вопреки

Дело Сергея Хмелева: абсурд продолжается

На минувшей неделе прошло очередное заседание по делу Сергея Хмелева в Кировском районном суде Саратова. Продолжился допрос врачей, начатый 29 марта.

Врач тюремной больницы ОТБ-1 Александр Девятеряков показал, будто бы 24 января 2015 года он осмотрел Сергея Хмелева, прибывшего этапом из колонии ИК-17, не нашел у него ничего, кроме язвы желудка, назначил лечение и сдал смену. Вскоре Хмелеву прооперировали прободение язвы. «Ничего особенного не было, обычная операция».
Затем в течение полутора часов врачу пришлось выкручиваться под градом вопросов адвокатов. Почему он назначил Хмелеву рентген грудной клетки и УЗИ кишечника, если нашел только язвенную болезнь? Почему как раз гастроскопию желудка не назначил? И как получилось, что 24 января Девятеряков написал в анамнезе, что 26 января Хмелеву прооперировали язву желудка?
- Понимаете... там получилась такая ситуация, - виновато объясняет врач. - Когда я заполнял первичный лист, я заполнил все, кроме анамнеза. И когда история болезни уходила в архив, это обнаружилось, и я ее дописывал... В смысле, дописывал анамнез...
- А как же потом другие врачи оказывали лечение, если вы не установили даже диагноз? Без анамнеза можно ли назначить лечение, провести операцию?
- Но я-то знал анамнез, я просто в тот момент не отразил его в карте, это техническая ошибка...
- А почему вы раньше об этом не говорили?
- Потому что это выяснилось только на предыдущем заседании...
- Выяснилось на предыдущем заседании, что вы заполняли только через месяц медицинскую карту? Откуда вам стало известно, что было на предыдущем заседании?
- Начальник хирургического отделения Панферов сказал... Мол, что ты там написал какую-то бурду? Я стал судорожно вспоминать. Вспоминал, вспоминал - и вспомнил. Что я дописывал. Через месяц. Я этого практически не помнил. Начал листать историю болезни и потихонечку вспоминал, что когда заполнял графу анамнеза, написал лишнего.
- То есть вы 24 января установили язвенную болезнь желудка на основании анамнеза, который дописали через месяц?
- Я его установил тогда, но забыл написать.
- А тогда какой анамнез был?
- Такой же был.
- И там была информация о проведении операции?
- Еще раз объясняю, это чисто техническая описка... Ну, неправильно я составил, неправильно, такой вот я раздолбай! Если бы правильно все составил, вы бы вообще тут не докопались бы, - в отчаянии уже отвечал врач на дотошные расспросы адвоката Киселева, по первому образованию - медика. Collapse )
розы о памяти

Убиты в Катыни

Книга «Убиты в Катыни», вышедшая в издательстве «Звенья» в этом сентябре, не похожа на обычную книгу, прежде всего размером — ее физически тяжело поднять. Однако это не только хорошо изданный мемориальный альбом на мелованной бумаге и с фотографиями, это еще и книга, которую интересно читать.



«Антони Стефановский, род. в 1885… Окончил Гейдельбергский университет по специальности медицина и философский факультет Лейпцигского университета… Врач-терапевт, ординатор терапевтического отделения… автор многочисленных медицинских публикаций… Имел трех дочерей…»

«Стефон Столяж, род. в 1889… Окончил гимназию в Кракове, учился на юридическом факультете Ягеллонского университета… Работал в окружном отделении Польского Красного Креста в Кракове. Подполковник в отставке…»

«Влодзимеж Страда, род. в 1911… студент факультета сельского и лесного хозяйства Познанского университета, подпоручик запаса…»

Более 95 процентов имен — офицеры войска Польского, однако менее 30 процентов из них кадровые офицеры. Основная же часть — люди гражданских профессий, офицеры запаса разных возрастов, большинство с высшим образованием. Очень много учителей сельских и городских школ, много врачей. Следующее место по численности занимают инженеры, техники, затем юристы, адвокаты, судьи. Ощутимо количество людей с ученой степенью, профессоров вузов.

Все эти люди были призваны в армию, когда 1 сентября 1939 года вооруженные силы нацистской Германии вторглись в Польшу. Во второй половине сентября они оказались в советском плену. Среди них были защитники Брестской крепости — ее оборону поляками в самом начале Второй мировой войны замалчивают наши учебники.

Рядом с краткой биографической справкой — фотография расстрелянного человека очень небольшого формата (большие не уместились бы, слишком много имен), но достаточного, чтобы разглядеть черты лица.

«Нам очень важно было коснуться судьбы каждого человека», — сказал Александр Гурьянов, ответственный редактор, на презентации книги в «Мемориале».

Трагедия Катыни, воспринимавшаяся как одна из многих драматичных страниц недавней истории, открывается как единственная в своем роде, из абстрактной и далекой она превращается в личностную, живую. И тем пронзительнее осознается ее масштаб.

«В длинном списке преступлений, совершенных в разные годы коммунистическим режимом, катынское злодеяние выделяют несколько важных обстоятельств, — говорится в предисловии, подписанном обществом «Мемориал». — Обычно советский террор был направлен против собственного народа, но на сей раз массово убивали граждан другого государства. Зло, причиненное нами другому, всегда жжет больнее, чем зло, причиненное самому себе. Нашу общую вину друг перед другом, за неимением иного выхода, можно себе просить, но не дано нам права простить самим себе беды, обрушившиеся по нашей вине на наших соседей».

Список, представленный в книге «Убиты в Катыни», включает в себя 4415 имен расстрелянных в Катыни польских офицеров. Страшно осознавать, что эта цифра составляет лишь одну пятую часть всех польских офицеров, расстрелянных на территории Советского Союза весной 1940 года…

«Долгие годы слово «Катынь» вызывало мучительное чувство стыда у всех честных людей, знающих об этой трагедии», — написано в предисловии.

Что же заложено в этом жгучем чувстве вины за свой народ перед другим народом? Чтобы зло, причиненное другому, жгло больше, нужна совесть. Присутствие ее так же естественно в душе человека, как естественна привязанность к своей земле. Слово патриотизм давно уже опошлено неудобоваримой жвачкой патриотизма лицемерного, напористого, лживого, иными словами – псевдопатриотизма. Лжепатриот при слове «Катынь» непременно начнет перебирать грехи поляков, либо транслировать циничную ложь о том, будто преступление Катыни – дело рук немцев, либо что-то нести в оправдание. Все это – признаки полного отсутствия чуткости к своему отечеству. Лжепатриотизм на удивление черств, бездушен и раздражителен.

Между тем в этом жгучем чувстве вины перед другим народом за давнее преступление власти своей страны как раз и проявляется кровная неразделимость со своим отечеством, подлинная к нему любовь. Обостренная гражданская совесть – вернейший индикатор этой любви. Во времена, когда потомкам приходится нести нравственную ответственность за преступления своих предков, очень важно, чтобы кто-то умел деятельно проявлять это чувство.

35 лет назад было составлено открытое обращение с требованием правды о Катыни. Одним из подписавших была Людмила Алексеева. Ее краткое слово стало самым эмоциональным и трепетным на презентации книги «Убиты в Катыни».

«Мы жутко виноваты перед поляками – не за три раздела Польши, это было давно. Самое подлое, что мы сделали Польше, это когда в 1939 году поделили ее с немецкими нацистами. Это ведь подлость! Катынь – прямое следствие этого нашего преступления, этой подлости… Я уверена, что всем порядочным людям страны жутко стыдно – не только перед расстрелянными и их родственниками, но перед всеми поляками», – сказала Людмила Алексеева.

Надо сказать, что актовый зал «Мемориала» был заполнен на этой презентации, как никогда. Люди стояли в проходах, сидели на ступенях лестниц, в зале буквально яблоку негде было упасть. А на улице дежурил для чего-то целый наряд полиции. «Мы, мол, охраняем вас», — объяснил мемориальцам увесистый чин в погонах.



Арсений Рогинский, председатель правления «Мемориала», рассказал о предпринимавшихся в разное время попытках реабилитации жертв Катыни. И хоть в начале 1990-х это преступление века было признано, наконец, российской властью, военная прокуратура неизменно отвечала, что это — преступление относительно неопределенного круга лиц, поэтому для реабилитации основания нет. Суды по обжалованию этого отказа в реабилитации были проиграны.

Книга «Убиты в Катыни» отчасти является продолжением борьбы за поименную реабилитацию всех жертв катынского расстрела. Именно для этого рядом с биографическими справками перечислены источники, из которых получены сведения.

Совместно с «Мемориалом» над книгой «Убиты в Катыни» работал польский общественный центр «Карта». Его сотрудница Анна Дзенкевич рассказала на презентации книги, как не просто было им в Польше добывать необходимые сведения из государственных архивов Польши.

Между тем в мемориальный комплекс «Катынь» постоянно приходят письма с просьбой сообщить какие-либо сведения о пропавших без вести и погибших родных, причем не только из Польши, но и из Белоруссии, из Украины. Об этом рассказала Галина Андриенкова, заместитель директора по научной работе мемориального комплекса. Информация нужна, как воздух. Это – не давнопрошедшее, современники еще живы, еще не утихла боль детей, потерявших отцов.

Материалы о Катыни регулярно появлялись в «Новой газете». Журналист Олег Хлебников рассказал, как после одной из таких публикаций на газету подал в суд внук Джугашвили, и символично, что процесс проходил в Басманном суде. Хоть дело и было выиграно «Новой газетой», но неприятный осадок от того, как много лжи в суде прозвучало, как упорно оппоненты газеты отстаивали советскую ложь о Катыни, остался у многих.

Самым существенным обстоятельством, выделяющим катынское злодеяние из ряда других преступлений режима, в предисловии названа «почти полувековая – начиная с обнаружения захоронений в 1943 году и вплоть до апреля 1990-го – упорная ложь, будто пленные офицеры были расстреляны нацистами в 1941 году… Ложь подлая, ибо к повторению этой лжи принуждали и граждан ПНР, а уж полякам-то правда о Катыни была хорошо известна».

Анатолий Юрьевич Яблоков, будучи прокурором, с 1990 по 1994 года занимался расследованием катынского преступления в составе специальной группы от главной военной прокуратуры.

«Мы установили, что было совершено преступление, дали юридическую квалификацию этому преступлению, установили поименно всех, кто был причастен к нему, это список включает больше тех 120 фамилий, которые были указаны в известном приказе о поощрении палачей и их пособников. Мы хотели провести реабилитацию жертв катынского преступления как жертв политических репрессий, но нам это не удалось. Суды отказали в реабилитации по формальным основаниям, хоть право было на нашей стороне», — сказал Анатолий Яблоков. Он назвал книгу «Убиты в Катыни» актом народной реабилитации.

Сергей Ковалев заметил, что отказ в реабилитации санкционирован людьми, «демонстрирующими нам то, что они считают патриотизмом». Однако акта реабилитации жертв катынской трагедии нужно методично добиваться.

Книга «Убиты в Катыни» принципиально издавалась на народные деньги, так, чтобы россияне имели возможность вносить свои личные средства в знак почтения перед этой горькой памятью. Посол Польши в России Катажина Пелчинска-Налэнч сказала, что ей дорог список на одну страницу, размещенный в самом конце книги – в нем перечислены имена жертвователей. Составители пояснили, что людей, оплативших издание книги, гораздо больше, а в книгу вошли первые из них, успевшие внести деньги до окончания работы над макетом. Ася Клещева, сотрудник портала «Планета», через который два месяца шел сбор средств, сказала, что пожертвования поступили от 670 человек, после чего сбор средств был закрыт, так как необходимая сумма была уже собрана.

Глава представительства Евросоюза в России Вигадаус Ушацкас, присутствовавший на презентации книги, заметил, что ценность такой работы прежде всего в том, чтобы такое не повторилось. Только полноценная правда может подобные преступления предотвратить.







И ведь если оглядеться… Что произошло в Катыни? Власть в строжайшей тайне делает нечто немыслимое и недопустимое ни в какие времена: массово убивает безоружных военнопленных. Сначала совершает дичайшее преступление, а затем долгие годы лжет, что этого не было или что это сделал кто-то другой.

Ничего из нашего сегодняшнего дня не напоминает?..

Катынь – это не давнопрошедшее. Это – свежее, незажившее, это почти что наше сегодня. И от того, пробудятся ли сердца к полноценному и подлинному переживанию этой памяти, зависит и наше завтра.

Опубликовано в "Ежедневном журнале" 30.09.15:
http://mvvc44tv.cmle.ru/?a=note&id=28695
помним

Памяти Леонида Плюща

Умер Леонид Плющ. «Зболена душа Леоніда Плюща відлетіла у кращі світи», - написала на своей странице украинская актриса театра и кино Галина Стефанова, извещая о его кончине.

Как перевести с украинского «зболена душа»? Я бы в отношении Леонида Плюща перевела это слово как «сердобольная». Потому что боль сердца о справедливости как будто стрелой пронизывает всю биографию этого удивительного человека.
Именно эта боль заставила 30-летнего Леонида Плюща после суда над Гинзбургом, Галансковым и Лашковой выразить активный протест против этой судебной расправы, а год спустя - вступить в Инициативную группу защиты прав человека. Разве не знал он, что могут повлечь за собой такие поступки? Не предчувствовал, какие муки придется пережить и претерпеть? Все знал. Но боль сердца не позволяла поступать иначе.
Леонид Плющ родился в городке Нарын на юго-востоке Киргизии, в рабочей семье. Рано остался сиротой: отец погиб на фронте. В детстве тяжело болел, 4 года был прикован к постели, но это не помешало ему окончить школу с медалью и поступить на физико-математический факультет Одесского университета. Переехав в Киев, он в 1962 году окончил физмат Киевского университета и получил работу в Институте кибернетики АН Украины в должности инженера-математика. Успешно занимался наукой, разрабатывал интересную тему моделирования биосистем. Казалось бы, блестящая карьера была открыта перед талантливым молодым ученым.
Но нет, суровый приговор Гинзбургу и Галанскову так задел за живое, что переживать молча он просто-напросто не сумел. Он написал резкое письмо в «Комсомольскую правду» с протестом против газетной клеветы по адресу осужденных. За что был уволен с работы, причем с такой формулировкой, что никуда по специальности он больше устроиться уже не мог.
В январе 1972 года по Украине прокатилась жесточайшая волна арестов творческой интеллигенции. Попал под нее и Леонид Плющ. 15 января он был арестован и помещен в киевскую тюрьму КГБ. Надо сказать, что украинский КГБ отличался особой суровостью. И то, за что в Москве и арестовывать бы не стали, могло в Киеве привести не только к аресту, но и к большому сроку.
Однако, как свидетельствует в своих воспоминаниях Леонард Терновский, даже по украинским меркам материалов для дела против Плюща было маловато. Это неудивительно: ведь Леонид был не антисоветчиком, а поборником «социализма с человеческим лицом». Ни его письма в ЦК с предложениями о демократизации советской системы в 1964 году, ни письмо в «Комсомольскую правду», ни его статьи в самиздате на политические темы, ни даже деятельность в Инициативной группе на «антисоветскую агитацию» не тянули. Однако сама личность Леонида Плюща, раздражала советскую власть. Следователи отправили его на психиатрическую экспертизу. Киевские психиатры, правда, признали его вменяемым, а вот в Институте Сербского в Москве в те годы диагнозы ставили так, как просил КГБ. Получив нужное заключение, суд приговорил Леонида Плюща к принудительному лечению в спецпсихбольнице. А спецпсихбольница - это ад без срока.
«С августа 1973 года Плющу назначают большие дозы галоперидола. И живой, общительный, доброжелательный к людям человек делается неузнаваемым. Во время свидания с женой Плющ говорит с трудом, с остановками, в глазах у него тоска, он задыхается, корчится в судорогах. Предупреждает, что письма писать не в состоянии. И просит раньше времени окончить свидание. Его уводят. "Что вы делаете с моим мужем? Что ему даете?" - обращается Татьяна Житникова к лечащему врачу. "Зачем вам это знать? Что надо - то и даем", - отвечает докторша. И даже отказывается назвать свою фамилию... В течение двух с половиной лет Плюща "лечили" (хочется сказать - травили) попеременно галоперидолом (без полагавшихся корректоров), инсулином в возрастающей дозировке, трифтазином - в таблетках и в инъекциях, комплексно - инсулином и трифтазином, снова большими дозами трифтазина. После уколов инсулина (ожидая, видимо, инсулинового шока и судорог) Плюща на 4 часа привязывали к кровати... Периодически, после соответствующего курса, врачи проводили "оздоровительные" беседы, справляясь у Плюща, не изменились ли его взгляды и убеждения? А не согласится ли он отречься от них в письменной форме?» - писал Леонард Терновский.
В середине 1970-х годов имя Леонида Плюща стало широко известно за пределами страны, а затем и в самой стране - из передач западных радиостанций. Его освобождение в 1976 году стало результатом широкой международной кампании в его защиту. Однако выпустили его только с условием эмигрировать. «КГБ так не желал контактов Плюща с друзьями, что ему даже не дали заехать домой в Киев и освободили только на пограничной станции Чоп. И до последнего момента продолжали давать ему трифтазин», - вспоминал Терновский.
Леонид Плющ жил в Париже. Но никогда не терял связи со своей страной и со своим Киевом. В 1977 году вышла в свет его книга «На карнавале истории». В предисловии он писал, что цель его воспоминаний - «показать путь освобождения личности от иллюзий, мифов, от страха, от всех видов несвободы» В 1987 году вышла на украинском его книга «Убийство поэта Василя Стуса» о жизни, творчестве и гибели поэта в политическом лагере.
Плющ много сделал для исследования творчества украинских писателей и поэтов, стал членом объединения украинских писателей «Слово», членом Научного общества им. Тараса Шевченко.
От мыслей о возможности «социализма с человеческим лицом» на основе марксистской идеологии Леонид Плющ со временем отказался.

«Он до конца дней продолжал свою деятельность. В последнее десятилетие вместе с женой Татьяной неоднократно возвращался в Украину. Издавал книги, читал курс лекций в Киево-Могилянской академии. В прошлом году, с началом российской агрессии против Украины, они, несмотря на возраст и здоровье, снова были в Киеве. "Революция - дело молодых, а когда война, надо быть дома". Семейные обстоятельства вернули их во Францию», - написала Галина Стефанова.
Грустно, когда уходят такие люди...

Опубликовано на Гранях: https://d2i3c4yj91a1b5.cloudfront.net/blogs/free/entries/241649.html
помним

Страстная пятница и память о Викторе Попкове

Сегодня страстная пятница совпала с днем расстрела Виктора Попкова в Чечне под Алхан-Калой.



Напоминаю, что в тот день, 18 апреля 2001 года, Виктор Попков вез врача и медикаменты мирным жителям обстреливаемых горных сел.
От полученных ранений он вскоре скончался.
Убийца и заказчик убийства до сих пор не найдены.

помним

Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Неужели правда?..

Оригинал взят у sergius1971 в Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек
Оригинал взят у kiveretsky в post
Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Более половины погибших прошло через руки волонтеров-медиков, и в озвученных цифрах они не сомневаются.

Небесная Сотня
Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Количество погибших в ходе противостояния на Майдане Независимости в Киеве, а также в связанных с ним событиях достигает 780 человек, считают в организации волонтеров-медиков Майдана.

"Насколько нам известно, 780 человек погибли. В это число входит около 300 человек, которые пропали с больниц (БСП, других медучреждений), их вывезли и дальше сожгли в крематориях. По этим людям обращаются, ищут, но не могут найти … В Доме профсоюзов (на 4-8 этажах) были около 200 раненных, которые не могли самостоятельно передвигаться, не могли видеть, с черепно-мозговыми травмами – они заживо сгорели. Оттуда трупы вывозили в неизвестном направлении микроавтобусы VW черного цвета без номеров", - сообщила волонтер-медик Анастасия Полищук на брифинге в четверг в Киеве.

По ее словам еще около 20 человек в числе погибших – сотрудники милиции, "Беркута" и других спецподразделений. "Остальные люди – это "Небесная сотня", которую все знают и люди, которых находили за территорией Майдана – в лесах, за городом – много из них идентифицированы милицией не как "майдановцы", - отметила она.

Полищук подчеркнула, что более половины погибших прошло через руки волонтеров-медиков, и в озвученных цифрах они не сомневаются. В организации волонтеров-медиков Майдана считают, что власти намеренно скрывают настоящее число погибших. По материалам: Интерфакс-Украина

http://zn.ua/UKRAINE/volontery-mediki-ocenili-nastoyaschee-kolichestvo-pogibshih-na-maydane-v-780-chelovek-142998_.html


к свету

СКОРАЯ ПОМОЩЬ: Лера Волкова

Оригинал взят у ng68 в СКОРАЯ ПОМОЩЬ: Лера Волкова
Оригинал взят у vespro в Лерочка
Это - Лерочка Волкова.
"Не наш" диагноз. Муковисцидоз.
Но как-то так получилось, что ребенок - наш. В сообществе g_envelope нашу совместную историю можно проследить по ее тэгу.



Фотографию я сделала сегодня в отделении мед.генетики РДКБ.
Украинка Лерочка снова попала к нам.
Привезли позавчера. Простите, скажу как есть: скорее мертвую, чем живую.
На Родине ее сначала покормили дженериком вместо нужного ей креона, а потом и вовсе угостили препаратом, который чуть не отправил ребенка на тот свет. Я не буду вам рассказывать, как именно там поражены легкие, я в этом не спец. Скажу только, что девчонка почти не дышала. Думали, не довезут. Трое суток температурища, трое суток капали.
Трое суток ничего не ела. Три дня лежала как тряпочка, то ли спала, то ли в обмороке.
Бредила, маму звала.

Хотите знать, с чего это она поднялась, открыла глаза, и сейчас начнет смеяться?
Конечно, три дня капельниц и нормальная больница.
Но еще - мой пасхальный подарок.
Эту вот штуку с кнопками, что у ребенка в руках, штуку, из-за которой она впервые за эти дни СЕЛА НА КРОВАТИ, мне вчера подарила прекрасная Лена, избавив меня от моральных страданий насчет того, что я могла бы эти деньги потратить на таблетки. PSP Vita это называется. Как я вчера поняла, объект вожделения для лиц обоего пола, не достигших возраста 14 лет. Она довольно дорогая. Но я, честно сказать, не знаю, сколько стоит то, что девочка села, и попросила есть. По мнению бабушки, это, в общем, бесценно.

Лере не повезло с болезнью и с мамой.
Болезнь пока сильнее, а маме... скажем, маме все равно, жива ли девочка Лера.
Но у Леры есть прекрасный папа, который вкалывает как проклятый, чтоб заработать на ее лечение, есть бабушка, которая живет с ней в больницах, и тетя, которая выбивается из сил, пытаясь оформить Лере российское гражданство.

К сожалению, девочкина фамилия - НЕ Депардье. Она для моей Родины - обуза.
Не знаю, успеют ли они с этим самым гражданством.
Если успеют - возможно, будет трансплантация. Если нет...

Ладно. Сейчас об этом говорить рано и тошно.
Нам надо собрать хотя бы тысяч 150, чтобы пролечить Леру до стабильного состояния.
Кое-что оставалось на из счету с прошлого раза, и на неделю им хватит.
Но недели МАЛО.

Поэтому очень зову вас в четверг, 4 апреля, прийти к шести часам к нам в "Дрова" на Никольской и попытаться купить еще немножко жизни для девятилетней Леры.
Как обычно, все наши реквизиты - в профиле g_envelope.
Как всегда - прошу перепоста...

Пожалуйста, приходите.



помним

Памяти Натальи Садомской



Наталья Николаевна Садомская умерла 9 января на 86-м году жизни. Прощание с ней прошло вчера, 14 января, в ритуальном зале больницы гражданской авиации на Иваньковском шоссе. У гроба собралось очень много людей разных возрастов, от близких друзей Натальи Николаевны до ее студентов и коллег по научной деятельности, более молодых на несколько поколений.



Здесь было сказано много добрых и теплых слов о Наталье Николаевне.
В соответствии с ее жалением прощались с ней без отпевания, а затем кремировали. Однако же не было ощущения, что отпевания не хватает (в крещении Наталья Николаевна, как было сказано на поминках - католичка), не было ощущения пустоты и подавленности, скорее наоборот - она как будто присутствовала здесь со своей неиссякаемой улыбкой, доброй и спокойной, теплой и человечной. Это неизбывное человеческое в ней как будто не ушло от нас с ее уходом, как будто осталось в нас, в наших сердцах и душах.


Collapse )
к свету

Нужна помощь инвалиду для приобретения протеза

Оригинал взят у daria_mas в Нужна помощь инвалиду для приобретения протеза
Дорогие друзья, обращаюсь к вам с просьбой - перепостите, пожалуйста, эту информацию.
Я хорошо знаю семью Игоря, за достоверность информации ручаюсь лично.Его родственники - граждане Молдавии, счет в Москве открыть они не могут, поэтому пришлось оформить его на имя моей дочери.
Сейчас на нем десять тысяч рублей, о всех поступлениях буду давать информацию в своем блоге.
В случае, если деньги на протез будут собраны и возникнет излишек - переведу эти средства в РДКБ, адресно, на имя нуждающегося в платном лечении ребенка.

Цуркан Игорь Валентинович, 1982 года рождения, Молдавия.

Collapse )