Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

маргаритки

Митинг в защиту детей 1 июня

1 июня в Москве у станции метро "Улица 1905 года" прошел митинг в защиту детей, организованный партией "Яблоко" и движением «Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину». Присутствовало на митинге около 40 человек, полиция на входе тщательно проверяла сумки. "Загон", оцепление - все как всегда...



Школьные учителя и врачи, выступавшие на митинге, тесно сталкиваются с социальными проблемами Москвы, которая всегда была в привилегированном положении. Однако хищническая оптимизация (читай - тотальное разграбление социальной сферы) коснулась уже как следует и москвичей.
Самое страшное, что государство отбирает последнее у детей-инвалидов, у тяжело больных детей. С детей-инвалидов повсеместно норовят снять инвалидность, признать хронически больных молодых людей годными к службе в армии. Чиновники снимают инвалидность с детей, страдающих 1-м типом сахарного диабета, что влечет лишение лекарственного обеспечения, ухудшение состояния детей.
А в школах врачи теперь практически отсутствуют.



Уничтожается система коррекционных и специальных школ для детей с ОВЗ (ограниченные возможности здоровья). Дополнительное образование повсеместно становится платным. Это бьет в первую очередь по многодетным, малообеспеченным семьям, по семьям с детьми-инвалидами. Путевок в детские санатории добиться малообеспеченным семьям с каждым годом становится все труднее, все невозможнее... Collapse )
помним

Миф о Сусанне (Анатолий Якобсон - о Сусанне Печуро)


Вчера на поминках в "Мемориале" люди в разных вариациях вспоминали легенду о том, как юный Анатолий Якобсон ездил в Потьму за бумагой для юной Сусанны Печуро, и спорили о том, был ли он влюблен в Сусанну.
Эта история показалась мне настолько светлой и дивной, что я решила поместить здесь отрывок из беседы Майи Улановской, подельницы Сусанны Печуро,  с её мужем Анатолием Якобсоном.

Анатолий Якобсон - Майе Улановской:

...Факторов, которые определили моё, так сказать, идейное лицо, моё жизнеотношение, которые заставили меня в своё время – именно заставили – как-то выступить, было много. Встреча с вашей семьёй, где все сидели. Ещё раньше был миф о Сусанне. Я из всех вас знал только про одну Сусанну. Я уже тогда как-то плохо относился – не к советской власти, а к существующему в России режиму. Я был так наивен, что долго оставался марксистом и, конечно же, был за Октябрьскую революцию, за Ленина и прочее. Но я знал, что в нашей стране – несправедливый строй. И Саша Тимофеевский в своё время для меня, со своими смутными, романтическими рассказами про Сусанну, которая страдает за справедливость, был катализирующим фактором. Он её знал по литературному кружку в Кировском доме пионеров. Так получилось, что я сперва познакомился с Сусанной, весьма условно в неё влюбился и съездил в лагерь, где она когда-то сидела, за справкой, которую было очень трудно достать.
Ситуация была такая: ей нужно было поступать на истфак. Она из вас – самая молодая, и села, ещё не окончив средней школы. Как я помню, после освобождения она сдала экстерном за десятилетку и решила заниматься историей. Но для того, чтобы сдать экзамены на истфак, нужно было знать историю лучше, чем средний ученик. К тому времени я уже кончил исторический факультет и поэтому много с ней занимался. Она, конечно, была способной ученицей, и мы не сомневались, что по своей объективной подготовке она должна поступить. Но, с одной стороны, она была еврейкой – кстати, мы об этом абсолютно не думали, а с другой стороны, она сидела и не была реабилитирована. Это было очень существенно. И вот я решил съездить в лагерь, где она сидела, и попытаться достать справку о том, что она работала энное количество лет на тамошнем швейном производстве. Такая справка давала привилегии при поступлении в институт. Это был совершенно безумный замысел, который, однако, увенчался успехом. А было так. Я, мальчишка, поехал в это лагерь и нашёл там начальника лагпункта. Когда я ехал из Потьмы в Явас по известной узкоколейке, по которой – судьба так устроила – я ещё не раз потом ездил и к Даниэлю, и к другим, меня совершенно потряс разговор с одним производственником, который горько жаловался на отмену сталинских лагерей. Он совершенно не касался политики. Уверен, что он был хорошим человеком. Но он мне рассказывал о том, как добросовестно работали зэки, пятьдесят восьмая статья. Про женщин говорил, про швейное производство, про то, что сейчас, когда их всех отпустили и остался лишь блатной элемент, ужасно страдает производительность труда. Как они хулиганят, как с ними трудно. С ним вместе я пришёл в столовую, мы сели за стол, он вынул огромный шматок сала, бутылку спирта, мы заказали щи. Прекрасно там, в этой столовой МВД, кормили. Мы пообедали, и я пошёл к начальнику лагеря, майору. Я сказал ему следующее: «У вас сидела столько-то лет некая Сусанна. Она не реабилитирована. Я к вам обращаюсь – и голос у меня дрогнул, - как к человеку и коммунисту». Тут он поднял на меня глаза. До этого он вообще меня в упор не видел. Я не продумал этот ход заранее, это был экспромт. Думаю, он был из новых начальников, из тех, кто пришёл после ХХ съезда. Когда я дрогнувшим юношеским голосом сказал: «Обращаюсь к вам как к человеку и коммунисту», - он отложил свою папку и стал смотреть мне в лицо. Я сказал: «Понимаете, она – моя подруга, и я хочу, чтобы она поступила в институт по своим объективным данным». Он спросил: «Чего вы от меня хотите?» «Я хочу, чтобы вы выдали справку о том, что она проработала столько-то лет на швейном производстве». Он задумался и думал недолго, минуты две. Потом позвонил, и явился человек лет шестидесяти. Судя по его лицу, по повадкам, он столько лет жил при советских лагерях, сколько они существовали. Был он канцеляристом и имел совершенно холопский вид. К молодому майору этот старик явился моментально, как лист перед травой, как какой-нибудь конёк-горбунок. Начальник сказал, что вот, была такая заключённая, и там, в Москве, допускаются необъективности. «Так вы напишите справку». А мне сказал: «До свидания». Я пошёл за старичком. Он моментально, бисерным, писарским старинным почерком написал справку о том, что такая-то с такого-то по такой-то год работала на швейном производстве в системе МВД. У него было малочеловеческое лицо. Не злое и не доброе. Но, видно, он прожил такую жизнь, что непосредственные черты, которые определяют лицо человека, были вытравлены. И это лицо вдруг исказилось неподдельной радостью. Может быть, он в первый раз выписывал такую справку. И сделал это с величайшей радостью. Я взял справку и, когда вышел из лагеря, ко мне подъехал вольняшка на тракторе. На плече у меня висела торбочка, а в кармане, в кожаном мешочке, лежала эта справка. Видимо, лицо моё выражало счастье, потому что он спросил: «Освободился, парень?» Мне почему-то захотелось соврать, и я ответил: «Да, освободился». Хотя, видит Бог, у меня и волосы были не зэковские. «Ну и б... же они, - говорит, - ну и шакалы! Ты где живёшь, в каком городе?» «В Москве». «Садись на трактор». Бросил свою работ, включил мотор и с невероятной быстротой довёз меня до станции Явас. Там я узнал, что если мне ждать поезда на Потьму, то я потеряю время. Я бросился пешком. Чтобы не сбиться с пути, я шёл по шпалам – как в той песне: «По шпалам, бля, по шпалам». Я тридцать километров бежал*. Полил такой ливень, какого я не видел в жизни. Но я знал, что справочка не промокнет. И я поспел в Потьму именно на тот поезд, что вот на него, я вычислил, нужно бежать пешком. Приехал в Москву, примчался к Сусанне утром. Она ещё лежала в постели, улыбнулась, я протянул ей справку. Потом, будто, эта справка ей вовсе не помогла.
К чему я всё это рассказываю? К тому, что Сусанна была для меня всё равно, что Прекрасная дама. И если говорить о влиянии, то, конечно, на меня оказал влияние её образ, созданный Сашкой Тимофеевским, и она сама. Ну, а потом, когда я познакомился с тобой и стал твоим мужем, и узнал твоих родителей, которые тогда же, в 1956 году, освободились – это конечно был могучий фактор влияния. Но ведь их было много...


Примечание:А.П.Тимофеевский – московский поэт и сценарист, муж Ирины, сестры Майи Улановской.

осеннее

Моя статья о конференции "Пугачевске чтения" в Саратове

Владимир Пугачев и его ученики. ИА «Свободные новости. FreeNews-Volga»

Имя Владимира Пугачева хорошо известно вдумчивым историкам и литературоведам, а для тех, кому посчастливилось быть его учениками, лекции и семинары профессора-энциклопедиста стали важной частью биографии, ярким воспоминанием, а то и событием, повлиявшим на выбор пути человека.
Система советского тоталитаризма, в условиях которой пришлось жить и работать этому светлому и удивительному человеку, не признавала не только выразителей откровенно чуждых ей идей, но и разностороннюю образованность и независимую мысль как таковую. Не признавала гуманитарную науку, если та не становилась ограниченно-убогой, безразлично-серой, если не давала пропитать себя партийной идеологией, если стремилась не повторять внушенное и заученное, а думать и переживать продуманное.
Учитель и впоследствии близкий друг Владимира Пугачева – Юлиан Григорьевич Оксман к моменту их знакомства отбыл 10 лет заключения на Колыме по политическому обвинению (по сути – за не вписывающуюся в рамки советского соцсоревнования тщательность в подготовке академического издания Пушкина к 1937 году).
Юрий Николаевич Чумаков, филолог и выдающийся пушкинист, сверстник Владимира Пугачева, но позже него окончивший Саратовский университет, также отбыл в конце сталинской эпохи срок по политическому обвинению.
Учитель Владимира Пугачева в годы войны, филолог и литературовед Григорий Александрович Гуковский был арестован в Москве по обвинению в космополитизме и погиб в Лефортовской тюрьме в 1950 году.
Так складывались судьбы и других учителей, друзей и коллег Владимира Пугачева, подлинных интеллигентов, подвижников и энтузиастов академической мысли.

Окончив с отличием историко-филологический факультет Саратовского университета, а затем аспирантуру Ленинградского университета, рано став профессором, Владимир Пугачев в 1960-е годы преподавал в университете Нижнего Новгорода (тогда Горького).

Наиболее независимых и вдумчивых студентов как источник света притягивали лекции и семинары Владимира Пугачева. Один из лучших его учеников – Михаил Капранов – был изгнан из университета за инакомыслие, однако трудами Владимира Владимировича через несколько лет восстановлен.

Кроме свободомыслящих учеников Владимиру Пугачеву ставили в вину дружбу с Юлианом Оксманом, которого в середине 1960-х изгнали из Союза писателей (повторно, первый раз в 1936 году), проверяли, не он ли Абрам Терц (до ареста Синявского и Даниэля), проводили обыски, изымали рукописи, письма и дневники.

В 1968 году после разгрома Пражской весны начались репрессии и в Горьком, где к тому же появились листовки с осуждением вторжения советских войск в Чехословакию. Михаил Капранов и трое других учеников и выпускников Горьковского университета – Владлен Павленков, Сергей Пономарев и Владимир Жильцов – были арестованы и приговорены к долгим срокам заключения по обвинению в антисоветский агитации и пропаганде. Более 100 человек подверглись другим преследованиям, таким, как обыски, допросы, увольнения. Был изгнан из университета, а затем, после отбытия службы в армии арестован и приговорен за критику власти другой любимый ученик Владимира Пугачева – Виталий Помазов.

читать дальше: http://fn-volga.ru/blog/view/id/217

фотографии: http://fotki.yandex.ru/users/elenasan59/album/210125/
роза верности

Памяти Александра Лавута. Поминки.

Вечером на поминках Александра Павловича еще раз было сказано много добрых слов об этом необыкновенном человеке.
Небольшую речь произнес младший Александр Лавут, правнук:



Александр Черкасов прочел послание Ивана Ковалева из Штатов:


Иван Ковалев. "В день похорон Лавута"
Collapse )
помним

Памяти Виктора Попкова


Вот уже 12 лет прошло с того дня, когда на выезде из чеченской Алхан-Калы был смертельно ранен Виктор Алексеевич Попков.
Светлая память о нем жива в сердцах очень многих людей - и близких друзей его, и оппонентов, и тех, с кем он работал, и тех, кому оказывал помощь.
Но память о нем должна быть, конечно же, гораздо шире.
А низость и подлость этого убийства должна получить более отчетливую оценку общества.
Это было убийство праведника. Это была мученическая кончина святого человека.
Я очень надеюсь, что нам удастся еще издать книгу воспоминаний о Викторе Попкове, и не одну.
А сейчас я хочу в память о нем привести здесь (напомнить) текст одной его статьи, опубликованной примерно за полгода до его смертельного ранения.
Фамилия Наташи Эстемировой в этой статье умалчивается - тогда еще ее берегли от лишней известности, которая могла бы помешать повседневной работе.
Но "учительница Наташа" в этой статье - это она.
Статья называется: "Дети, не плачьте - русские сегодня не придут!"

Моя седьмая за эту военно-репрессивную кампанию России в Чечне поездка в регион конфликта преследовала несколько задач:
Это и содействие строительству механизма контроля за положением российских военнослужащих, плененных силами Сопротивления. К сожалению, по стечению ряда обстоятельств, в том числе из-за волн “зачисток”, прошедших через села, где я находился, продвинуться в решении этой задачи не удалось.
Это и милосердная помощь нуждающимся - оказали на 76 тысяч рублей.
Это и, как всегда, поддержание в себе чувства погруженности в то, что происходит в Чечне, поддержание в себе стремления помочь, защитить как-то уничтожаемых моей Россией жителей Чечни…
Collapse )
осенний свет

Нижний Новгород. Политические репрессии. Процесс четырех.

Все-таки хочу я закончить свой рассказ о поездке в Нижний Новгород, хоть и прошло уже 20 дней.

Я писала в предыдущем посте о митинге Стратегии-31 на площади Свободы, в котором мне посчастливилось поучаствовать. На следующий день в Нижнем открывалась конференция о политических репрессиях на Нижегородской земле, приуроченная к 90-летию со дня рождения А.Д.Сахарова.
Мы отправились туда с Еленой Пономаревой, вдовой Сергея Пономарева, бывшего узника советских политлагерей. Из-за неправильной информации мы пришли сначала туда, где должен был проходить второй день конференции, и, узнав об ошибке, пошли пешком к площади Минина, на которой я уже была накануне вечером. По пути Елена показала мне улицу, на которой ее муж жил в детстве, а через два квартала - здание историко-филологического факультета, где все они в юности учились. Затем она подвела меня к старинному двухэтажному дому, где жила в юности, где родилась ее первая дочка, где Сергея арестовали. Этот дом буквально примыкает к зданию факультета, и все они, студенты-филологи и историки, романтики и поэты, философы, бунтари и мечтатели, собирались в их маленькой комнате на втором этаже, чтобы вести разговоры и споры, обмениваться самиздатом, читать друг другу стихи. За это, собственно, их арестовали и судили: Сергея Пономарева, Владимира Жильцова, Михаила Капранова и Влада Павленкова. С другими людьми из их круга расправились вне суда: кого с работы выгнали, кого лишили возможности окончить образование, кого замучили многочисленными "беседами", кого и сломали... Collapse )
осенний свет

Рассвет

Сегодня, выводя сына в школу, я увидела ярко-синее небо (ни единого облачка) и такие многогранные радостно-радужные лучи восходящего солнца... Распогодилось. Но как при этом, однако же, холодно. Это - осень: разгонит ветер тучи, но вместе с долгожданным чистым звездным небом приходят первые заморозки. И солнечные, но холодные рассветы. Будто напоминает природа: радуйтесь, радуйтесь осенней солнечной красоте, зима-то уже не за горами...
Но есть нечто, доступное человеку и неподвластное времени.
(см. следующий пост)
маргаритки

Eщё один аргумент за Шевчука в президенты

Originally posted by deputat_yehu at Eщё один аргумент за Шевчука в президенты
В Москве пропала журналистка, предупреждавшая, что ей грозит опасность

20 января Фонд защиты гласности выступил с заявлением в связи с исчезновением внештатной сотрудницы агентства REX Екатерины Силиной. Последний раз ее видели вечером 13 января 2011 года у факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. Следствие уже возбудило дело о её пропаже.

Катя готовила для информационного агентства REX материалы о работе новых московских властей, затрагивала проблемы агропромышленного комплекса, в редакции она отвечала за работу с блогами – собирала информацию о работе чиновников. Сотрудничала журналистка и с другими изданиями, хотя еще только училась на подготовительных курсах факультета журналистики МГУ.

Как сообщает агентство Regnum, накануне исчезновения журналистка предупреждала родных и близких о том, что ей может грозить опасность. Одного из своих друзей Катя недавно просила сообщить в милицию, если кто-то будет уверять, что она уехала.

Шестнадцатилетняя Катя – сирота и обычного напора взбудораженных родственников ожидать не приходится. Её мать, 46-летняя Евгения Александровна Силина 20 июня 2010 года вышла из дома, и с тех пор ее местонахождение неизвестно.

http://www.novayagazeta.ru/news/978621.html



осеннее

Вячеслав Тихонов


Я, конечно же, не видела всех фильмов с участием Вячеслава Тихонова. Но из того, что видела, более всего ценила роль учителя истории в фильме "Доживем до понедельника". Это была "чистая" роль, без примеси идеологии, без тени пусть самой сдержанной, завуалированной, но все-таки идеологической лжи. Без капли советского официоза.
Особенно запомнилась сцена, где он исполняет "Иволгу" Заболоцкого под фортепиано. И другие сцены, конечно. Школьный урок с рассказом о лейтенанте Шмидте. Диалог с мамой. Молчаливая прогулка с Наташей. Вдумчивость, внутренняя тишина, глубокая душевность, искренность, непосредственность и правдивость... Вот то, чего так не хватало людям того века в стране, затравленной идеологической ложью, в обществе, утратившем реальность человеческой личности.
Если бы все его роли были такими, если бы все силы, вложенные им в свою "главную", как будут теперь говорить, роль - ушли бы на фильмы уровня "Доживем до понедельника" - Тихонов стал бы поистине человеком эпохи.
Штирлиц же - съел настоящего Тихонова. Внутренняя правдивость не может сочетаться с идеологическим заказом.
Я была школьницей, когда страна припала к экранам с захватывающим сериалом. Я читала тогда "Войну и мир", читала Шекспира, и конечно же, за очередной серией к телевизору не бежала. Хоть волей-неволей основную часть сериала в разные годы отрывками просмотрела. Да, неплохо сделано. Профессионально. Но увы... Лучшее из отзывов о "Мгновениях" и самая здоровая реакция на Тихонова-Исаева - это серия замечательных анекдотов о Штирлице, метких и остроумных. Остальное же все, увы - работа на популярность в широких массах - и не более того...
Может быть, не к месту я сейчас взялась обсуждать жизненный путь великого актера. В день смерти уместнее помолиться о душе человека, выразить соболезнование родным и близким покойного.
Человек большого таланта, человек, реализовавший свой талант - за одну только роль в "Доживем до понедельника" да простятся ему все грехи, и даже грех вступления в КПСС - явно ведь не по убеждению...
Опять я не о том...
Его любили люди. И было за что.
Вечная ему память!