Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

глаза сирени

Лубянка тридцать лет спустя

...От администрации президента до Лубянки - пять минут ходьбы. Длинная очередь к тому центральному входу, перед которым проходит непрерывно сменяющийся одиночный пикет, тянется вдоль здания и заворачивает за угол - как же отчетливо напоминает эта картина события 30 октября 1989 года, когда по всему периметру здания КГБ на Лубянке встали люди со свечами в руках...

Читать и смотреть полностью:
https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/278322.html

См.также: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3021992231146533&id=100000073561848
розы о памяти

Юбилей Галины Старовойтовой

Сегодня Галине Старовойтовой исполнилось бы 70 лет.


Сильная, светлая личность, яркий ум, неиссякаемая созидательная энергия - такой женщине суждено было родиться в стране, где большой талант в сочетании с отвагой и смелостью жестоко наказуем. Где политическое убийство женщины за бескомпромиссную стойкость на стороне добра - это реальность.
Жизненно важной была деятельность Галины Старовойтовой по предотвращению межэтнических конфликтов. Стойко и взвешенно она выступала против войны в Чечне. Ее деятельность, как видно, мешала тем, кому нужны войны и разрушения.
"У Галины Васильевны всегда был особый, лучистый образ. От нее исходило ощущение полноты существования - физического и интеллектуального. /…/ Постепенно я как-то понял это сияние добра, исходившее от нее. У Галины Васильевны была "озабоченность добра" - потребность делать добро и стоять за правду", - говорил о ней академик Лихачев.

И, может быть, не случайно в этот же день, 17 мая, родилась Лера Новодворская, безвременная кончила которой тоже оставила вопросы. Ей исполнилось бы сегодня 66 лет.
Чем-то напоминала Галину Старовойтову Наташа Эстемирова. Наверно, той энергией противостояния злу, перед которой людям, наделенным властью, приходится пасовать.
И как тут не вспомнить Анну Политковскую?..







Больно сознавать, что мы живем в стране политических убийств и репрессий, и с каждым годом пока что - все хуже и хуже.
Но энергия добра не может иссякнуть. Образы этих женщин, убитых бесчеловечной системой, сообществом нелюдей, смогут лучшее в людях пробуждать, вдохновлять на доброе. Ростки добра из-под асфальта пробьются. Рано или поздно Россия станет страной улыбок, страной свободных граждан и мирных инициатив, а время политических убийств будет, как кошмарный сон, вспоминаться.



осеннее

Георгий Ефремов. Дожить до вотребования.

Я нашла этот текст на сайте А.Н.Алексеева cogita.ru. Две недели назад он был опубликован в блогах радиостанции "Свобода".

Андрей Алексеев пишет :
"Лично для меня, это текст - не просто глубоко созвучный. Он выражает мироотношение и жизнеощущение тех, кому Россия действительно дорога, а значит – кто не может сегодня не испытывать за нее горечь и стыд".

Действительно, трудно пройти мимо такого текста. Вот он.

ДОЖИТЬ ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Мне всегда странно слышать и читать, когда гражданский протест в современной России называют политикой, то есть партийной борьбой, соперничеством различных общественных сил в стремлении к общему благу. Но в России нет ни общества, ни народа, ни тяготения к свободе, а потому и политики нет и не может быть.
Взамен общества – общественность, а на месте народа – население, и все копошится лишь "применительно к подлости", как определил это подобие жизни Салтыков-Щедрин. Вот она, вся политика: применяться к подлости или не применяться. И в какой степени применяться. Казалось бы – сложный и болевой вопрос! Но я, кажется, знаю камертон, по которому возможно сверять чистоту жизненного тона, определять собственную правоту или фальшь.
У меня есть любимый внук, которому достанется все. В том числе – мой переменчивый образ, какие-то слова и поступки, сохраненные в его памяти, в письмах, в случайном эхе. Не могу, не желаю оставить ему в наследство мою и нашу общую неправоту, страх, малодушие. Ради него я должен и буду стоять – до себя последнего, сберегая, как только могу, самоуважение и душевную стройность. Насколько это вообще в моих силах.
Мой внук – он и есть моя родина. Моя судьба и карьера. Мне больше нечего делать на свете, иначе как – хотя бы ради него – быть и оставаться собой. Такая забота. Не встраиваться в чужую шеренгу, не радеть об успехе и славе. Но – жить, чтобы не было грязно и мерзостно. Прощать виноватых. И помнить, откуда и почему они – грязь и мерзость. Противостоять. Живешь с неправедной родимой державой – держись, не сдавайся, противься.
Я давно живу в ощущении нечистоты, среди мрака и смрада. Под восторженный рев торжествующей черни. Я сам – ее часть. Но мне все-таки стыдно. Когда они, говорящие и кричащие на одном языке со мной, сливаются в диком согласном восторге перед преступной властью... Это гнусное пугало – моя родина? Только оно и всегда оно? Невыносимо это гнойное тавро соучастия.
Я, зарабатывая гроши, все равно отдаю государству налог. И на этот рабский кредит, на общие наши деньги – возводятся лагеря, содержится жандармская армия, строятся самолеты и танки. Это я финансирую измывательство над Украиной. При моем попустительстве изготовлен "Бук", давший залп по пассажирскому "Боингу". Это на мне вся невинная кровь. Насильники моего народа и черствой родной земли, соседних стран и людей – это я неизменный ваш меценат!
Я – со всеми своими стихами, песенками, страстями – маскировка, прикрытие для бандитов. Реквизит, чтобы все выглядело как положено: будто бы есть у страны художество, образование и способы поддержания грамотной жизни. Мы все – массовка в этом гнусном спектакле.
Я мечтаю хотя бы о двух Россиях. Пусть из них одна была бы по обыкновению широка и страшна для врагов и близких, но другая – размером хотя бы с Голландию – жила не удалью и размахом, а совестью и трудом. Виной, покаянием и прощением. Родина для вменяемых
По нерождению, по малолетству, то есть по случайности я не в ответе за Бутово и Катынь, за Беломор и Голодомор, за Михоэлса и поволжских немцев… За Будапешт в 1956-м, за Новочеркасск в 1962-м, Прагу в 68-м. Но с 1969-го – я в рабочем строю. И все, что дальше, – уже не кем-то, а мной оплачено. Не восхвалено, никак не одобрено, а оплачено.
И вина все равно – моя. Моими копейками вымощен ад Чечни. С моего молчаливого позволения жируют и множатся нелюди. Collapse )
осенний свет

"Нет войне"...

"В мире опять война, а ты все еще живой..." (Тэм Гринхил)

Столько хороших людей - против войны, за мир России и Украины, против преступной политики захвата...
Нас же много. Что же мы остановить войну не умеем...




Collapse )
помним

Памяти Леонида Труса



Очень грустная новость. Умер Леонид Соломонович Трус.

http://ng68.livejournal.com/1949600.html

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=766

Он выглядел гораздо моложе своих лет. Был человеком бодрым, открытым, деятельным, оптимистичным.
Я познакомилась с ним 30 октября 1995 года, в День политзаключенного. Это было в Новосибирском академгородке, в Доме ученых, на прекрасном симфоническом концерте в честь этого дня. В зале находились в основном бывшие политзаключенные и жертвы политических репрессий, приглашенные на концерт. Леонид Соломонович как глава местного "Мемориала" сказал замечательное вступительное слово.
А потом мы много раз встречались с Леонидом Соломоновичем по работе в связи с оказанием помощи жертвам политических репрессий. Я жила тогда в Академгородке в связи с болезнью моей старшей дочери. Если бы не Леонид Соломонович, время было бы потеряно для моей работы по оказанию помощи политзаключенным. Но благодаря ему эти полгода были насыщены встречами с людьми разных возрастов и судеб, отбывшими разные сроки в многочисленных лагерях сталинского ГУЛАГа - кто в Норильске, кто в Потьме, кто на Колыме... До сих пор будто вижу многих из них перед глазами, и грустно сознавать, что многих из них уже нет в живых.
Помню замечательную женщину, которая привозила мне списки бывших политзаключенных из Искитима. Она вскоре умерла от рака. Помню бывших политзэков из Академгородка, из Новосибирска... Со всеми меня связывал Леонид Соломонович. Благодаря ему были составлены списки жертв политических репрессий по Новосибирску и области, с которыми мы потом постоянно работали в Фонде. Он прекрасно знал, кто из них в чем нуждался. А еще он меня связывал с людьми, которые передавали в Фонд рукописи воспоминаний.
И ведь как много их было там, в Новосибирске - людей, прошедших ГУЛАГ. Но только один из них был полон энергии много трудиться для того, чтобы сберечь память о ГУЛАГе, помогать другим бывшим политзэкам, делать все для того, чтобы этот кошмар не повторился: Леонид Соломонович Трус.
Много лет спустя мне хорошо запомнились его слова на конференции в одну из годовщин Норильского восстания, когда он сказал, что воспоминания о ГУЛАГе нужно собирать не для того, чтобы умножать информацию об ужасах и жестокости сталинского режима, а для того, чтобы увидеть, как сила человеческого духа может себя проявлять, сохраняя человеческое в нечеловеческих условиях.
Последние пять лет Леонид Соломонович жил в Израиле. Думалось, что там, вдали от тревог, на берегу моря он будет жить долго. Очень надеялась когда-нибудь его там навестить.
Не сбылось...
помним

Век политических убийств



23 января в Библиотеке иностранной литературы прошел вечер памяти о.Александра Меня, приуроченный ко Дню его рождения (22 января 1935). Как всегда на подобных вечерах - полный зал, вдумчивые лица, замечательные выступления...

И совпал этот день с юбилеем Анатолия Марченко.



Анатолий Тихонович погиб в 48 лет, ему бы исполнилось сейчас 75.
Отец Александр был убит в 55 лет, ему бы исполнилось 78 лет.

Век политических убийств!

Сегодня в прямом эфире "Свободы" мы вспоминали Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову
http://www.svoboda.org/content/transcript/24882404.html

беде вопреки

Нет политическим преследованиям Филиппа Костенко: протест — не преступление!

Оригинал взят у kitmal_lena в Нет политическим преследованиям Филиппа Костенко: протест — не преступление!
Нет политическим преследованиям Филиппа Костенко:

протест — не преступление!

Сейчас все больше людей осознают свое право на выражение мнения в форме социального протеста. Власть, не решаясь на массовые репрессии, преследует тех, кто уже давно и последовательно выражает свое несогласие со складывающейся в обществе ситуацией. В таких условиях преследования за «незаконные», по мнению представителей власти, формы протестов фактически становятся репрессиями инакомыслящих и должны вызвать немедленный отпор со стороны гражданского общества.

Collapse )