Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

после зимы

Поздравить политзаключенных с Новым годом и Рождеством еще не поздно!

"Пишут мне последнее время мало. Всегда хорошее настроение, когда мне приносят письмо. Раньше по 5-6 штук сразу приносили, а сейчас редко. Ну ничего, благодарен всем, кто пишет. Я бы хотел всех лично увидеть и поблагодарить... У нас пришла зима. Ночью бывает уже до минус 20, а днем сильные ветра. Ну, мне нравится мороз, когда воздух ледяной и свежий... Снова приносят уроки, и если все хорошо будет, закончу наконец-то школу... 5 декабря сдавал экзамен по русскому языку, писали изложение... Твои письма я рад всегда получать..."

Это строки из письма Александра Бокарева, которого подростком арестовали и осудили вместе с другими сверстниками по так называемому "делу АБТО". Его письма мне показала Ирина Владимирова, активная участница группы "Сказки для политзаключенных", объединяющей людей, готовых поддерживать политзеков содержательной перепиской. Александр по-детски называет ее "тетя Ира". Да и почерк у него почти детский. И школу он, оказывается, окончить не успел к моменту ареста. Ему уже 28 лет, и лучшие годы прошли в колониях и тюрьмах. Такой срок, как у Александра, не всякому убийце дают. Между тем даже потерпевших не было в его обвинении. Группу мальчишек задержали за несколько поджогов нежилых объектов, в том числе приемной ФСБ районного уровня. И хотя фабула дела едва ли тянула на "хулиганство", суд квалифицировал порчу казенного имущества как "терроризм" и дал подросткам запредельно большие сроки.

За годы, проведенные в заключении, у Саши умерли отец и мать. Братья и сестры практически не имеют возможности ездить к нему на свидания - очень уж далеко его увезли, за тысячи километров от дома.

Александра и его подельников мы не найдем в списках политзаключенных "Мемориала", за них не заступится Amnesty International: все-таки что-то поджигали, не ангелы. Но допустимо ли молодых людей за юную шалость отправлять за решетку на такие большие сроки?

"Люди меняются, - говорит Богдан Голонков, другой фигурант "дела АБТО". - Тогда я многого не понимал, 17 лет, гормоны играли, тяжело было остепениться. Родители говорили: "Богдан, приди в себя". Но мне казалось, что мне виднее. Для нас это была скорее игра, что-то вроде казаков-разбойников. Мы хотели таким образом самоутвердиться, показать себя. Мы не афишировали свои действия, но и не прятались, не шифровались, ролики заливали в интернет..."

Адрес Александра Бокарева: 680518, Хабаровский край, Хабаровский р-н, село Заозерное, улица Петра Черкасова, д. 21, ФКУ ИК-13, Бокареву Александру Вячеславовичу, 1990 г.р.

Адрес Богдана Голонкова: 655017, Республика Хакасия, г. Абакан, кв. Молодёжный, 11, ФКУ ИК-35, Голонкову Богдану Дмитриевичу, 1992 г.р.

Я не раз уже писала здесь о том, как помогают письма выжить заключенным. Любое письмо, пусть самое короткое, это весточка с воли, глоток живой воды. А как необходимы эти весточки в дни рождения или под Новый год!

Поздравить хотя бы нескольких политзаключенных с Новым годом и Рождеством, написать несколько добрых пожеланий на поздравительной открытке - это очень большое и доброе дело. И ничего, что не знакомы. О тебе знают, тебе пишут - уже легче.

Список политзаключенных в нашей стране за последние несколько лет, к сожалению, чудовищно разросся. В нем появляются люди, которые ну совершенно непонятно, за что сидят.

Михаил Цакунов был задержан со сдутой резиновой уткой на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге 5 мая, в день массовой протестной акции "Он нам не царь". На следующий день ему предъявили обвинение по части 2 статьи 318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти). Однако видеокамеры зафиксировали, что Цакунов ни к кому насилия не применял, а насилие применили полицейские к нему и к девушке, стоявшей рядом с ним, при задержании. Цакунов заявил, что и не был участником акции, а хотел вернуть участникам движения "Весна" сдутую утку, отнятую и выброшенную полицейскими. "Безотносительно того, являлся Цакунов участником митинга или случайным прохожим, это не оправдывает жестокость полицейских, задерживавших и избивавших никому не угрожавших молодых людей", - отмечает правозащитный центр "Мемориал", признавший Цакунова политзаключенным.

Михаил сидит в следственной тюрьме, и судить его намереваются по статье, предполагающей до 10 лет лишения свободы.

Его адрес: 195009, г. Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 39, ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по СПб и ЛО, Цакунову Михаилу Сергеевичу, 1993 г. р.

Похожая ситуация у Вячеслава Шатровского. Он был грубо задержан 5 ноября 2017 года в Новопошкинском сквере, где проходила протестная акция. На его глазах задержали его совершеннолетнего сына, ничего не нарушавшего, и Шатровский возмутился, попытался выяснить, почему и за что. Один из полицейских применил к Шатровскому силовой прием, в результате которого тот ударился головой о землю и потерял сознание. Однако арестован был не полицейский, а Шатровский, причем сразу же после того, как в НИИ им. Склифосовского ему был поставлен диагноз "открытая черепно-мозговая травма". 24 мая Тверской суд приговорил Шатровского к трем годам заключения.

Его адрес: 613040, Кировская область, г. Киров-Чепецк, ул. Овражная, д. 16, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по Кировской области, Шатровскому Вячеславу Робертовичу 1969 г. р.
Я писала о Сергее Рыжове, гражданском активисте из Саратова, тоже "узнике 5 ноября", который вообще никуда не выходил, а к нему пришли, подбросили зажигательные смеси и заявили, что он хотел что-то взрывать 5 ноября, не приведя тому ни единого доказательства. Второй год уже он сидит в Лефортовской тюрьме.

Его адрес: 111020, Москва, Лефортовский вал д.5 а/я 201, Рыжову Сергею Евгеньевичу.

Адреса узников из списка "Мемориала" с фотографиями, кратким описанием дел, с юридическим обоснованием признания человека политзаключенным есть на сайте правозащитного центра. Стоит почаще заглядывать на эту страницу - не только для получения информации, но и для того чтобы поддержать людей.

В этом списке есть ученые, ложно обвиненные в шпионаже. Тенденция фабриковать "шпионские" дела не угасала у ФСБ никогда - вспомним дела Григория Пасько, Вила Мирзоянова, Александра Никитина... В "шпионских" делах российская репрессивная машина катится по инерции еще со времен КГБ. И на долгие сроки уходят за решетку люди, ни сном, ни духом к шпионажу не причастные.

Святослав Бобышев, ученый из Санкт-Петербурга, профессор Балтийского технического университета "Военмех", находится в заключении уже восемь с половиной лет, срок его истекает в 2022 году. Ему 65 лет. Вместе с ним судили его коллегу, профессора Евгения Афанасьева - он умер в заключении три года назад.

Адрес Святослава Бобышева: 440061, Пензенская область, г. Пенза, Автоматный переулок, д. 1, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Пензенской области, Бобышеву Святославу Васильевичу, 1953 г. р.

Владимир Иванович Лапыгин, доцент НИИ машиностроения, кандидат технических наук, был арестован в 2016 году и приговорен к 7 годам колонии строгого режима, несмотря на возраст. В августе этого года ему исполнилось 78 лет.

Его адрес: 170017, Тверская область, г. Тверь, поселок Большие Перемерки, д. 18, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Тверской области, Лапыгину Владимиру Ивановичу, 1940 г. р.

Широкую огласку получили дела региональных сотрудников "Международного Мемориала", против которых грубо фальсифицируются обвинения по уголовным статьям: Юрия Дмитриева в Карелии и Оюба Титиева в Чеченской Республике. Оба люди безупречной репутации и высоких нравственных качеств, оба немолоды.

Адрес Дмитриева: 185670, Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Герцена, д. 47, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Карелия, Дмитриеву Юрию Алексеевичу, 1956 г. р.

Адрес Титиева: 364037, г. Грозный, ул. Кунта-Хаджи Кишиева, д. 2, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Чеченской Республике, Титиеву Оюбу Салмановичу, 1957 г. р.

По-прежнему находится в заключении узник ЮКОСа Алексей Пичугин.

Его адрес: 461505, Оренбургская область, г. Соль-Илецк, ул. Советская, д. 6, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области, Пичугину Алексею Владимировичу 1962 г. р.

И по-прежнему в тюрьме Борис Стомахин, отбывающий бесконечные сроки исключительно за шокирующую резкость своих высказываний, в том числе в адрес власти.

Его адрес: 412315 г. Балашов ул. Уральская д. 17, ФКУ Тюрьма УФСИН России по Саратовской области, Стомахиу Борису Владимировичу, 1974 г.р.

Среди украинских узников самым известным стал Олег Сенцов. Он держал длительную голодовку, которая разрушила его здоровье, но его справедливое и гуманное требование обмена украинских политзаключенных на пленных россиян так и осталось без движения. Все усилия общественности добиться обмена украинцев из списка Сенцова пока ни к чему не привели.

Адрес Олега Сенцова: 629400, Ямало-Ненецкий автономный округ, г. Лабытнанги, ул. Северная, д. 33, ФКУ ИК-8 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, Сенцову Олегу Геннадьевичу, 1976г. р.

В списке Сенцова упомянут Виктор Валентинович Шур, который за фотографирование заброшенного аэродрома был обвинен в шпионаже, признал вину под пытками и получил 12 лет колонии строгого режима. Ему 61 год. Если не удастся добиться его освобождения, он выйдет из колонии в 69 лет. Если выйдет...

Его адрес: 422500, Зеленодольск р-н, р.п. Нижние Вязовые, ул. Комсомольская, 1 "ФКУ ИК-5 УФСИН России по республике Татарстан", Шуру Виктору Валентиновичу, 1957 г.р.

Отдельным списком "Мемориал" поместил имена узников, преследуемых за религию. Это в основном мусульмане, члены запрещенной в РФ "Хизб ут-тахрир", и свидетели Иеговы. Трудно понять мотивы власти, которая сегодня так жестоко преследует этих мирных людей, и отдаленно не помышлявших ни о каком "экстремизме". Из этого множества людей, томящихся за решеткой без вины и безусловно нуждающихся в поддержке, особо стоит выделить Эмир-Усеина Куку, крымского татарина, который фактически оказался в заключении за свою правозащитную деятельность: в Ялте был членом Контактной группы по правам человека, отстаивал права крымских татар, с 2014 года активно помогал крымским политзаключенным, был организатором митинга памяти депортации крымских татар в 2014 году. Сегодня он в следственной тюрьме.

Его адрес: 295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Куку Эмир-Усеину Кемаловичу, 1976 г. р.

Кроме почтовых писем во многие тюрьмы и колонии можно посылать электронные письма через систему "ФСИН-письмо" (это стоит небольших денег), многим можно писать через сайт "Росузник" (это бесплатно).

Моя заметка не может вместить имена всех сегодняшних политзаключенных и узников совести. И списки политзаключенных охватывают далеко не всех. Маховик репрессий раскручен, и мало надежды, что завтра будет легче. Но если мы не будем равнодушны к судьбам политзаключенных, если будем проявлять деятельное участие, писать письма, поддерживать их семьи, делиться друг с другом их адресами и объединятся, это будет помощью не только узникам и их семьям. Это поможет поддерживать ту атмосферу, в которой можно еще дышать.
Опубликовано на "Гранях" 27.12.2018
(см.текст с гиперссылками): https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/274485.html
основная ссылка (в России не открывается): https://graniru.org/blogs/free/entries/274485.html
помним

ПАМЯТИ ГАЛИНЫ САЛОВОЙ







Сегодня – 9-й день со дня кончины Галины Саловой (Любарской). Она ушла от нас 17 декабря. Еще одна горькая потеря этого уходящего года.
Мы прощались с ней 20 декабря в траурном зале 4-й городской больницы. Было произнесено добрых и много теплых слов, из которых особое звучание имели слова о подвиге преданности и любви. О том, что она была настоящей спутницей своего мужа, и о том, что Кронид и Галя – это что-то единое и нераздельное.
Борис Альтшулер прочел над гробом строки из биографии Кронида Любарского, написанной Галиной Саловой.
«Наверно, ей было бы важно, чтобы эти строки здесь и сейчас прозвучали…»
А вот что написал Юрий Самодуров в Фейсбуке, вернувшись с этого прощания:
«Когда ехал прощаться в морг знал, что Галина Ильинична последние годы тяжко болела, знал, что сил жить у нее уже не было. И все же и все же и все же .... Человек рождается, растет, потом достигает расцвета и переживает полноту жизни, долгое время живет полный сил, пытается что-то в нашей жизни сделать и изменить к лучшему, как это делали и стремились делать Кронид Любарский и Галина Салова. А потом умирает. Хотя и понимаю умом, что смерть людей неизбежна, известие о смерти каждого человека, кого знал, с которым был знаком, до сих пор меня поражает тем, что не могу понять и принять в смерти одного. Не могу понять, как это возможно, что со смертью каждого взрослого, жившего полной жизнью человека, исчезает, как будто ее вообще не было, как будто она не существовала и не была создана всей долгой жизнью огромная, неповторимая Вселенная внутреннего мира человека, его память, переживания, прочитанные им книги, любимые картины, музыка, места которые он помнит, люди которых он любил? Смерть человека - действительно исчезновение неповторимой, никогда не повторяющейся мысленной, эмоциональной и интеллектуально-чувственной внутренней огромной Вселенной. Как понять, что исчезла, что ее больше нет огромная Вселенная "Галя Салова"? А ведь она исчезла. Понять и принять это невозможно. Хотя со временем все принимается. До следующего прощания с кем-то».
Для нас – тех, для кого бессмертие души – не метафора, это, конечно, не так. Жизнь человека продолжается в нашей памяти, в нашем осмыслении его наследия, встреч с ним, разговоров, в понимании каких-то его слов и поступков. А, кроме того, душа действительно живет после смерти.
«Я могу прожить без этой концепции, я не нуждаюсь в ней» - говорила Галина Ильинична, когда речь заходила о главном. Она не верила в Бога, точнее – не пришла к вере, как приходили многие в ее окружении. Но тот такт, с которым относились она и ее муж к людям, ставшим религиозными, меня вдохновлял. Диалоги священника Сергия Желудкова и Кронида Любарского – узника 19-й политзоны Мордовии – становились известны общественности трудами и стараниями Галины Саловой. И ее трудами эта исключительной ценности переписка стала общим нашим культурным достоянием.
Я познакомилась с Галиной Ильиничной, когда мне было 14 лет. Да, для меня она всегда была Галиной Ильиничной, хоть всем без исключения она говорила: «Называйте меня просто Галя!» Но я была ребенком, просто по имени не могла ее называть ни тогда, ни позже.
…Заснеженная Черноголовка. В квартире тепло и тихо. Играет пластинка Новеллы Матвеевой. Галина Ильинична зовет нас – детей, друзей ее дочери – пить чай с изумительными тостами, испеченными для нас в духовке. В квартире очень много книг. Нам, сдружившимся в кружке юных биологов зоопарка, она рассказывает о кружке своего детства, который территориально находился рядом с нашим КЮБЗом – астрономическом кружке для школьников при Московском Планетарии, тоже старейшем. А на стене – портрет Кронида Любарского. Он во Владимирской тюрьме. Из всего, что я знаю о нем, меня больше всего потрясает то, что в диких, полуголодных условиях лагеря, а теперь уже и тюрьмы, он продолжает заниматься астрономией. Половина срока (пять лет строгого режима) уже позади, но впереди самая тяжелая его часть – больше двух лет Владимирской тюрьмы. Галина Ильинична трепетно следит за тем, чтобы каждый предмет, каждая книга в комнате Кронида оставались на своих местах. Чтобы он вернулся в ту обстановку, из которой ушел. Знала ли она, какой шок испытывает заключенный, вернувшийся в дом, которого уже не узнать? Может быть, не знала, но чуткое сердце подсказывало ей, в чем нуждается любимый ее человек.
Весна, мы с моей мамой приезжаем в Черноголовку. Мама словоохотлива, в отличии от меня, и они, не умолкая, разговаривают с Галиной Ильиничной. А я внимательно слушаю, я много нового узнаю, в том числе о Сергие Желудкове, о его реферате, посвященном Крониду, об их переписке. А потом Галина Ильнинична читает вслух отрывки из писем Кронида, и я слушаю, открыв рот и недоумевая, как можно так ярко, так интересно писать, находясь в таких жутких условиях.
Перепечатка писем Кронида и чтение их вслух на московских кухнях, многолюдные празднования дней рождения Кронида в его отсутствии, сбор информации из лагерей и тюрьмы, контакты с родственниками других политзаключенных, сбор посылок и бандеролей политзаключенным…
Все эти дела, как и сама работа – в Москве, а квартира – в академгородке в Черноголовке, и каково было разрываться ей, невысокой хрупкой женщине, между домом, где дочь, ученица средних классов, и всем этим непочатым краем трудов для супруга-политзаключенного. Другая бы и упрекнула – мол, хватит, устала, умерь активность, подумай о семье… Кто угодно – но только не Галя Салова! Голодовки, воззвания, борьба за статус политзаключенного, открытые письма… И во всем этом муж чувствовал только помощь и поддержку верной своей жены.
Лет 15 мне было, когда я написала по-детски еще корявое и слишком длинное стихотворение, посвященное женам узников политзаключенных, и прежде всего, конечно, образ Галины Ильиничны был у меня перед глазами. Каково это – ехать на свидание в лагерь и не получить его, везти передачу, которую отказываются принять… Приведу все-таки несколько строк из того моего стихотворения:

…За слезы, муки – души, жизни
отдать бы… Но безмолвна высь,
И не зовется героизмом
давным-давно – сверхгероизм,
Так пусть же будет чистой мука,
И легок самый тяжкий крест,
Пройдет зима, пройдет разлука,
Пройдут века, растает снег…

О, возвращенье – опъяненье,
Круженье, смех и чистота –
В тебе ведь есть благодаренье
За чашу мук – сосуд без дна!

Возвращение Кронида принесло большую радость, но отнюдь не облегчение в жизни Галины Саловой. Административный надзор, запрет жить ближе 101-го километра, и опять нужно было разрываться, но уже между Москвой, Тарусой и Черноголовкой. И опять – помогать и помогать деятельности Кронида, и опять – угроза ареста, выдавливание семьи из страны…
И вот – отъезд. И чуть ли не слезы: «Как не хочется уезжать!» Как сейчас помню эти слова Гали Саловой, произносимые посреди гула многолюдных московских проводов.
«Не грусти, там тоже будут друзья…»
«Таких и столько, как здесь – не будет…»
Стоит ли говорить о том, что и в эмиграции она была верным спутником, сотрудником, единомышленником своего мужа. Да и успел ли бы он столько в своей жизни, если бы не Галя!
А когда времена изменились, решение вернуться в страну она приняла в тот же день и час, когда принял его Кронид.
А после гибели Кронида – стоит ли говорить о том, что жизнь ее была посвящена сохранением памяти о нем? А какими трудами далась ей книга «Кронид» - издание высочайшего уровня.
«После смерти близкого человека почти всегда возникает естественное желание сохранить память о нем. Мы ставим памятные знаки на его могиле, сохраняем фотографии, вещи, бумаги, издаем книги. Как сохранить память? Архив? Книга? Музей? Нет, превратить дом в музей и лелеять эту память сохранением вещей и обстановки я не хотела, да и не могла. Книга. Самое простое, казалось бы. Собрать все публикации, дополнить краткой биографией. Кронид Любарский погиб 5 лет назад. Страстный путешественник, он утонул, купаясь в Тихом океане у берегов о. Бали. И почти столько же времени заняла подготовка и обработка книги, составленной из его опубликованных работ. Да, это оказалось тяжелым делом. Трудность работы составителей была не только в сборе материалов. Кронид не собирал своих публикаций. Многие работы просто невозможно было найти. Особенно опубликованные за рубежом, да и в российских газетах тоже. Но все же главная проблема состояла в отборе материалов. Он написал так много, что потребовалось бы издать не одну толстую книгу, а несколько…» - писала Галина Салова.
http://index.org.ru/journal/14/salova1401.html

Теперь и о ней хотелось бы издать книгу. Вспомнить о страсти к путешествиям – Кронид с Галиной объездили весь мир, георгафическая карта в доме пестрила точками-отметками мест, где они побывали. Но, насколько мне известно, после его ухода она не ездила уже никуда.
У нее были свои увлечения, например – фотография. Она в полной мере овладела мастерством фотографа, это было ее творчество, и она могла бы заявить о себе как о фотохудожнике.
Но главным в ее жизни был Кронид и память о нем.
Я помню, как кто-то из гостей на одно из гостеприимных вечеров, которые Галя регулярно устраивала у себя в память о Крониде, кто-то из гостей вспомнил, как он спросил у Кронида – почему, мол, ты на кухне готовишь, моешь посуду, разве тебе нравится это? И Кронид ответил, что, мол, терпеть не могу, но это до того занудная и грязная работа, что свинством было бы возлагать ее полностью на плечи женщины. Представляю ахи и охи, которыми встретили бы многие наши женщины такой рассказ: вот, мол, мужчина, а мой-то... Не понимая, что такое поведение – лишь отзвук той беззаветной, безропотной преданности и любви, которой одаривала Галя Кронида.
Теперь они навсегда уже вместе.
беде вопреки

ПРИГОВОР ПОТОМ

Все чаще вспоминаются мне последнее время строки Юрия Кукина:
И мне нельзя ни вправо и ни влево -
Лишь прямо, улыбаясь сжатым ртом.
Как говорила в сказке Королева:
"Сначала казнь, а приговор потом..."
Не то что приговора не вынесено - еще и обвинения не было предъявлено 64-летнему Сергею Мохнаткину, а уже тяжелобольного, со сломанным позвоночником, отбывшего свой немалый срок, нуждающегося в незамедлительном лечении - отправили снова в тюрьму. Как во времена позднего застоя, когда политзаключенных перестали уже выпускать на свободу по концу срока, фабрикуя новые уголовные дела. Даже статью для этого специальную в Уголовный кодекс ввели, по которой нарушения тюремного или лагерного режима, за которые отбыл уже наказание в карцерах заключенный, награждались новым сроком.
Приговор потом, а сначала пытки, застенки, выбивание признаний и самооговоров, и это не 1937-й, а сейчас и сегодня... Хотите этому возразить, людей защитить? А вот вам пожалуйста - 25 суток 77-летнему правозащитнику только за то, что попытался защитить совсем еще молодых людей, подвергшихся в ФСБ жесточайшим пыткам.
В нынешнем Уголовном кодексе для Мохнаткина нашлась статья - "дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества" (часть 2 статьи 321). Что же дезорганизовал Мохнаткин? Да ничего!
Для Льва Александровича Пономарева в Административном кодексе нашлась часть 8 статьи 20.2 - "повторное нарушение порядка организации митинга, демонстрации, пикетирования". Тоже новоиспеченная статья, предполагающая до 30 суток ареста. Что же повторно нарушил Пономарев? Да ничего! И первый раз ничего не нарушал этот скрупулезно законопослушный человек. Ну не было на Лубянской площади 28 октября ни митинга, ни пикета, ни демонстрации. А был народный сход, не требующий никакого согласования. И был он там потому, что префектура отказала в официально поданной заявке на шествие и митинг а защиту фигурантов дел "Сети" и "Нового величия". А Лев Пономарев как раз призвал ничего не нарушать и наглядную агитацию на народный сход не приносить...
Обвинение Сергею Мохнаткину предъявили, но уже после того как отправили в СИЗО на два месяца. Ни на суд, ни на предъявление обвинения не пустили защитника Мохнаткина и вообще никого не пустили, кроме "своего" адвоката - из тех, кто вопреки адвокатской этике помогает следователю и прокурору.
Число политзаключенных растет у нас сегодня с пугающей скоростью. И сопровождающая этот процесс риторика напоминает время Большого Террора с его ключевыми штампами. Так, универсальным было словечко "троцкист", которое приклеивали в постановлениях и приговорах всем подряд. Известен случай, когда женщина, получив свое обвинение, клялась, что в глаза никакого трактора не видела: ни с чем иным у нее, необразованной домохозяйки, слово "троцкист" не ассоциировалось.
Ключевые словечки сегодняшних политических репрессий - "террорист" и "экстремист". При том что большинство узников никакого отношения к террору в помине не имеет, а что такое "экстремист", даже эксперты толком определить не могут. Хоть масштабы не сталинские еще, конечно, но вот на сайте Росфинмониторинга красуется "Перечень террористов и экстремистов". Количество имен в нем стремительно подходит уже к 9 тысячам (в начале лета было еще 6 тысяч). Что же это за террористы и экстремисты?
Ну вот, например, Виктор Владимирович Корб из Омска. На него заведено уголовное дело, он под подпиской о невыезде, но Финмониторинг уже назвал его "террористом и экстремистом". На самом деле Виктор Корб - гражданский активист и журналист, который остался неравнодушен к бесконечно долгому заключению Бориса Стомахина. Ну не согласен он с тем, что человека можно держать в пыточных условиях неволи только за то, что подпись его стоит под очень резкими текстами, которые следователи выискивают на малопосещаемых сайтах. Когда на Бориса Стомахина завели третье уголовное дело, не выпустив по окончании очередного срока, Виктор Корб внимательно следил за ходом процесса и освещал его в интернете. Вот за это-то на него самого завели уголовное дело, обвинив в публикации последнего слова Стомахина на суде. Процесс открытый, публикация последнего слова подсудимого - это не более чем информация о судебном процессе. За что будут судить Виктора Корба? Суда еще не было, возможности защитить себя и доказать полную свою невиновность у Корба тоже пока что не было, однако Финмониторинг уже называет его "террористом и экстремистом" - как будто не существует в действующем Уголовно-процессуальном кодексе статьи, утверждающей принцип презумпции невиновности.
А ведь внесение в этот список означает блокировку банковских счетов, которыми уже более полугода Виктор Корб не может воспользоваться для оплаты, например, работы адвоката. А значит, он ограничен в возможности защищать себя от этого абсурдного обвинения. Сразу же после внесения в список не только Виктору Корбу, но даже его сыну заблокировали банковские счета.
Вскоре после Корба в "Список террористов и экстремистов" был внесен Сергей Рыжов, который уже второй год сидит под следствием в Лефортовской тюрьме. Что же это за экстремист? А это гражданский активист из Саратова, который был одним из заявителей хорошо запомнившейся акции 26 марта 2017 года. Никого на самой акции в Саратове не задержали, а вот после того как протестное шествие празднично прошло по улицам, ровным счетом ничего не нарушив, заявителей похватали в разных концах города, продержали сутки в отделении и на следующий день в суде впаяли штраф по статье 20.2 КоАп. Заодно к административному аресту приговорили тех, кто попытался выразить возмущение задержанием Сергея Рыжова и его товарищей.
После этого в течение лета 2017 Сергей Рыжов неоднократно был заявителем митингов и пикетов в Саратове, действуя исключительно по закону, однако каждый раз его противозаконно задерживали, выискивая, к чему бы придраться. Последний раз его судили по этой пресловутой части 8 статьи 20.2 КоАП в конце октября прошлого года и приговорили к обязательным работам. Но, абсолютно уверенный в том, что он вообще ничего не нарушал (и доказавший, между прочим, это в суде), Рыжов отправился на другие работы - помогать заготавливать лозу знакомому инвалиду, занимающемуся народными промыслами. На его квартире Рыжова и взяли, взломав дверь поутру без попытки позвонить или постучаться, разбив окно и забросив через него дымовую шашку в квартиру.
Молодым людям заломили руки за спину, уложили лицами вниз на пол и накрыли подушками, а когда подняли на ноги с завязанными сзади руками, то предъявили бутылки с зажигательной смесью и прочие атрибуты якобы готовившегося теракта - да вот только ничего этого, как тут же заявил Сергей Рыжов, в квартире не было, все это элементарно подбросили вторгшиеся в квартиру "правоохранители". Однако же следователь заявил: Рыжов, мол, собирался 5 ноября идти делать взрыв - то ли на Театральной площади Саратова, то ли еще где-то (версии менялись), а кроме этих бутылок с горючим, на которых экспертиза в конечном итоге никаких следов Рыжова не нашла, не предъявил ничего. Ну вообще никаких доказательств!
Но суд арестовал Рыжова, вскоре его этапировали в Лефортово, и до сих пор он находится там. Последний раз срок содержания под стражей Сергею Рыжову продлил Мосгорсуд в конце октября. На суде был оглашен перечень материалов дела, среди которых, опять же, ни одного доказательства предполагаемой вины Сергея Рыжова. Но срок продлен до 2 февраля 2019-го.
Заметим, что Сергей Рыжов, физик-теоретик, окончивший с красным дипломом Саратовский университет, ни сном, ни духом не сторонник террора. Летом 2017 года он провел серию трансляций "Островок свободы" с обсуждением насущных общественно-политических проблем, причем с такой мягкой и сдержанной критикой режима, что в комментариях шли упреки в беззубости, в недостатке едкости и остроты критики. Но между тем - "террорист и экстремист".
Не только Финмониторинг игнорирует принцип презумпции невиновности. Игнорируют его и прокуроры, призванные следить за соблюдением законности. Когда 26 июля в Мосгорсуде решалась судьба Анны Павликовой, самой юной фигурантки дела "Нового величия", прокурор хладнокровно произнес, что она организовывала конституционный переворот и свержение действующей власти. Кто, вот эта девочка с двумя косичками за решеткой на экране монитора? Но прокурор без всякого суда все уже установил и Анну Павликову оставили в тот день под стражей. После этого, правда, был марш материнского сострадания, было движение множества неравнодушных людей и перевод Ани под домашний арест. Но молодые люди, ее подельники, фигуранты этого заведомо сфабрикованного уголовного дела, остались под стражей, и угроза суда и лагерного срока по-прежнему над этой девушкой висит.
Льва Пономарева отправили на 25 суток за то, что активно выступил в их защиту. А в тот день, когда Мосгорсуд оставил Льва Пономарева под арестом, лишь символически снизив срок, Анне Павликовой и Марии Дубовик Дорогомиловский суд Москвы продлил домашний арест еще на три месяца.
Юрий Кукин, конечно, совсем о другом пел, и не осознавал он зловеще-провидческий смысл своих строк о канатоходце. Между тем сегодняшняя наша жизнь все больше похожа на страшную сказку, в которой пока что хороший конец не предвидится.

Опубликовано на сайте Grani.ru:
https://graniru.org/blogs/free/entries/274198.html
https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/274198.html
к свету

ГОД ПОТЕРЬ

Все-таки не хочет знать исключений грустная примета, что високосный год – это время потерь. Но 2016-й год выдался каким-то очень уж неумолимым. Многие удивляются числу потерь, соцсети полны пожеланиями, чтобы наступивший год был менее тяжел, чем прошедший, а кто-то и острит, что такими же были новогодние пожелания в России ровно сто лет назад…
В одном только декабре ушли мои старшие знакомые, потеря которых ощутима не только родным и близким. Это Сергей Хахаев, сопредседатель «Мемориала» и Правозащитного совета С-Петербурга, отбывший в свое время 7 лет политлагерей и 3 ссылки за попытку хоть что-то изменить к лучшему в этой стране, – человек редкой отзывчивости, потрясающей доброты и неустанного подвижничества. Это Лилия Ратнер, художница и искусствовед, автор книги «В поисках смысла красоты», которая до последнего дня занималась творчеством и просветительской деятельностью, не желая знать, что такое усталость и старость. Слушатели ее занятий и семинаров только на поминках узнали, что ей было 87 лет, а не около 60-ти. В день ее похорон умер Леонард Тыдман, историк архитектуры и реставратор, защитник памятников старины, подлинный интеллигент, находивший время и силы помогать своей жене Вере Возлинской в благотворительности особо нуждающимся беженцам.
В последние дни декабря не стало Александра Бермана, автора книги «Среди стихий», которая вышла не так давно в издательстве «Возвращение». Основатель этого издательства и глава историко-литературного общества «Возвращение» Семен Самуилович Виленский, узник сталинских лагерей, последний из колымчан, тоже ушел от нас в этом году. Александр Берман был на его похоронах, и ничто не предвещало тогда, что и он скоро уйдет — человек с бодрой походкой и доброй улыбкой.
Говоря о потерях декабря, нельзя не назвать имени Владимира Надеина, блистательного журналиста, статьи которого все мы любили.
И шокирующей утратой конца декабря стала гибель Елизаветы Глинки. Будто завершающим аккордом уходящего года явилась эта злополучная авиакатастрофа в день, когда большинство христиан празднует Рождество...
Ансамбль имени Александрова я видела в своей жизни один раз, и это было на вечере памяти генерала Петра Григоренко в военной академии. Зал был полон народа, и щегольски одетые исполнители ждали своей очереди в проходах зала, явно томясь долгими речами выступавших. Но публика пришла именно ради этих речей, и зал заметно опустел, когда на сцену вышли юноши и девушки в нарядных формах. Я чуть-чуть послушала и посмотрела их зажигательные песни и пляски и тоже ушла — как-то в диссонанс это было с живыми воспоминаниями о Петре Григоренко. Но успела оценить, что коллектив чертовски талантлив.
В чью же больную голову могла прийти мысль отправить этот исключительно мажорный ансамбль в разрушенный, израненный, дымящийся болью и скорбью Алеппо? Кто додумался организовывать пляски там, где слезы и траур? И вот — будто сам рок вмешался не допустить кощунства. Но погибли, как всегда, не те, кто отдает приказы. И погибших жалко, а тех, кто сопровождал злорадными улюлюканьями эту катастрофу, мне не понять.
И уж совсем не постижим уму шквал злословия, обрушившийся на доброе имя доктора Лизы. Уж она-то летела туда не песни петь, а жизни спасать, тяжелораненых лечить, она везла гуманитарный груз для Тишринского госпиталя. Почему же именно в нее полетели вдруг камни?
Доктор Лиза не может уже что-либо возразить, как и не может сказать ничего в свою защиту ушедший. Потому об умерших не принято плохо говорить. Но этические нормы забываются в условиях скрытой гражданской войны, и это страшно.
Доктора Лизу обвиняют в недостаточной оппозиционности, в политической непоследовательности. Но странно как-то даже объяснять очевидное, что дело врача — жизни спасать, а не противостоять власти. И этим-то делом как раз очень многие наши врачи, мягко говоря, недостаточно увлечены. А доктор Лиза не просто спасала людей, она себя отдавала этому служению. Об этом свидетельствует каждая спасенная ею жизнь. Миссией ее было милосердие, которого так недостает нам сегодня. Елизавета Глинка — это горчайшая наша потеря, которую мы не до конца еще осознали.
Самым страшным событием минувшего года было, конечно же, разрушение города Алеппо с массовой гибелью мирных жителей. Для нас это не может быть чужой и далекой болью, потому что это наша авиация разбомбила город, и без того ослабленный и обескровленный годами гражданской войны. И ведь не просто город — уникальный город с многовековой культурой, с бесценными памятниками архитектуры, уникальными историческими ценностями. Страшнее этого, конечно же, человеческие потери, большое количество раненых, искалеченных, неисцелимо травмированных. Мы вновь против своей воли стали соучастниками преступления против мира и человечности. И самое страшное, что с нами произошло – это привыкаемость к подобным потерям. Нет уже той остроты переживания, что испытывали мы при разрушении Грозного, жители которого говорили на понятном нам языке. Сирия слишком далеко, это как будто и не про нас.
Но ведь это про нас. Нашей страной и на наши деньги осуществлялись эти бомбежки. В Москве на пикеты против войны в Сирии не больше 30-40 человек приходило. Поберегли мы себя массами высыпать на улицы против этой войны. И не в этом ли – самая невосполнимая потеря ушедшего года?..

Опубликовано в "Ежедневном журнале" 16.01.17:
http://ej2015.ru/?a=note&id=30628
роза благдарности

Колымская сказка

Я прочла текст Александры Свиридовой с неблагозвучным названием: "Чтоб они, суки, знали".

https://discours.io/articles/obschestvo/chtob-oni-suki-znali

В нем описывается в деталях смерть Варлама Шаламова.
...Тогда, в 1982 году, я была совсем юной. Имя Варлама Шаламова я узнала в день его смерти. Как волной пронеслось по Москве: Варлам Шаламов умер...
"Кто такой Варлам Шаламов?" - как током ударило...
Стихи его я услышала несколько месяцев спустя в песенном исполнении Петра Старчика.
"Колымские рассказы" прочла в самиздате у Тани Трусовой (в девичестве - Уманской). Затаив дыхание, слушала ее рассказ о том, как она посещала Шаламова в последний год его жизни.
С этим впечатлением и с записями Шаламовского цикла Петра Старчика на плохоньком кассетном магнитофоне я отправилась летом 1982 года в геологическую экспедицию на Колыму.
Полгода спустя наброски моей "Колымской сказки" изъяли на обыске.
Я почти восстановила ее, когда еще год спустя случился у меня еще один обыск и вместе с ним - мой арест.
По счастью, первую треть "Колымской сказки", отпечатанную на машинке, я спрятала очень надежно, и, объяснив своей маме, где она зарыта, получила вскоре эти листы в моей сибирской ссылке. В 1987 году я полностью ее восстановила и распечатала в нескольких экземплярах. Только вот не удосужилась опубликовать. Когда я вернулась из ссылки, было как-то совсем не до того, да и текст получился какой-то камерный, не для широкого распространения.
Несколько лет назад я предложила его в один толстый журнал, затем в другой. Если бы сразу они отказывали в публикации, а то ведь держат сначала...
Все казалось, чтобы сначала в бумажном виде должен быть опубликован этот текст, лишь потом - в интернете. Но дальше в журналы предлагать - есть ли смысл? Не тот жанр, очевидно.
Прочитав этот текст о смерти Шаламова, я решила выложить уже, наконец, в Интернет свою "Сказку". Столько-то лет спустя. Как-то всколыхнуло...
Конечно, в отрывке о смерти поэта я ориентировалась на рассказ Татьяны Трусовой, точнее - на свое впечатление от него. Многое дополнило воображение. Но ориентиром для меня было то, что сделал Петр Старчик, положив стихи Варлама Шаламова на музыку...
В общем, вот этот текст:
http://www.proza.ru/2016/06/20/179
осеннее-храм

Один год со дня гибели Павла Адельгейма. Мероприятия скорби и светлых воспоминаний в Пскове

Год назад, 5 августа 2013 года, был убит священник Павел Адельгейм, великий праведник нашего времени.
В годовщину его гибели в Пскове прошли мероприятия в его память.
В Городском Культурном центре Пскова 4 августа состоялись Адельгеймовские чтения. Прозвучали интересные, вдумчивые доклады и сообщения.
Чтения завершились дискуссией.








Collapse )
глаза сирени

Презентация дневников Полины Жеребцовой

Презентация книги Полины Жеребцовой "Муравей в стеклянной банке" в Сахаровском центре совпала с днем, когда мы прощались с Андреем Мироновым. Поэтому мы начали вечер с минуты молчания.

"Полина Жеребцова родилась и выросла в Грозном. Ее дневник, опубликованный сегодня, охватывает период с 1994 по 2004 годы. Полина ребенком описывала то, что видела вокруг. Из этих записей мы видим, каким страшным преступлением была война в Чечне, унесшая жизни сотен тысяч ни в чем не повинных мирных жителей, стариков, детей, женщин. Могла погибнуть и Полина. То, что пережила она, не должен переживать ребенок.
Последствия этой войны дают знать о себе и по сей день. В какой-то степени война продолжается и сегодня.
Кроме множества сломанных жизней простых мирных жителей Чеченской республики - людей разных национальностей, разных возрастов, кроме всех погибших и раненых эта война уносила жизни наших коллег, которые с самого начала ездили туда, чтобы ее остановить, чтобы хоть как-то помочь жертвам войны.
Погиб Виктор Попков, погибла Наталья Эстемирова, погибла Анна Политковская - безусловно, на этой войне, хоть и была убита в центре Москвы.
А сегодня мы проводили в последний путь Андрея Миронова, который ездил в Чечню с самого начала военных действий, бывал в самых страшных точках Грозного в январе 1995-го под массированным обстрелом, много раз был на волоске от смерти. И вот сегодня он погиб под Славянском.
Тому, что происходит сейчас на Украине, в какой-то степени аукнулась и чеченская война. Не оконченная. Преступники, развязавшие войну, не наказаны, не раскаялись, война не осуждена. Она продолжается.
И вот Андрей, прекрасный человек, замечательный переводчик, мастер слова, добрейший человек, очень скромный, правозащитник до мозга костей - вот он погиб. Мы сегодня простились с ним, и сейчас его тело везут на родину в Ижевск, чтобы похоронить. Давайте минутой молчания почтим память Андрея и всех погибших..."



Светлана Ганнушкина.
Сегодня - трудный день для нас всех. Презентация - это радостное событие, а мы только что с прощания с Андреем Мироновым...
Много полегло наших друзей. В Чечне погиб Виктор Попков. У него было что-то общее с Андреем. Я думаю, вот что. Во-первых, какое-то удивительное чувство неуязвимости. Во-вторых, у каждого из них была своя программа, это были правозащитники-одиночки, у которых был свой путь и свой способ действовать. Третье, что их сближало - они были в состоянии говорить с каждым. И нельзя сказать, что это были абсолютно ко всем добрые и все принимающие люди. Когда я писала некролог, то сначала написала, что у Андрея было воинствующее чувство справедливости, но потом решила, что не так поймут, и заменила на "бескомпромиссное". У него было требование, чтобы все жили по тем стандартам, по которым жил он. Он считал, что так должен быть устроен мир. И Виктор Попков обладал сильным чувством понимания, как должен быть устроен мир. Но при этом они умели разговаривать с каждым человеком. Есть описание разговора Андрея с Шамилем Басаевым: Андрей требовал, чтобы Шамиль признал, что он террорист. Шамаль оспаривал, говорил о какой-то идеологии, но в конце концов согласился. Я не могла бы говорить с таким человеком, но Андрей мог, и Виктор мог, это были такие люди. И к ним тянулись человеческие души и проявляли лучшие свои качества в общении с ними. Кстати, и Наташа Эстемирова обладала качеством разговаривать с разными людьми. Помню, как она сказала: "Я с таким убийцей сегодня разговаривала... Он мне такие интересные вещи рассказал о том, как все там у них устроено". И вот эти обстоятельства, которые превращают человека... Я против слова "зверя", звери так себя не ведут к себе подобным. Мы сами создаем обстоятельства, которые людей превращают в не-людей.
Кроме известных у нас в организации погиб Булат Челаев, молодой человек, который работал в медицинской программе водителем. В 2006-м была "зачистка" в Серноводске, один земляк попросил его отвезти в Грозный, Булат повез, их остановили, высадили из машины - и все. Были расстреляны милиционеры, потом - убиты боевики, потом пропали Бутал и этот парень. Отец Булата в течение полутора лет бился, чтобы отдали тело Булата. На месте, где их забирали, нашли жетон, отец нашел милиционера, которому этот жетон принадлежал, и просил рассказать, как все произошло, но тот отказывался. Отец сказал: ты ведь погибнешь, ты - носитель информации. И его убили, действительно, в ближайшей "зачистке". А через полтора года умер от рака и отец Булата. Когда мы писали некролог, у нас оказалось на одной странице 7 смертей...
Это - то, во что мы превращаем нашу жизнь.
Я говорю, может быть, не о книге, но я говорю о том, в какую обстановку попала эта девочка.
Сейчас, когда мне задают вопрос в связи с Андреем: от чьей пули, кто в этом виноват?.. У меня ответ один: Мы виноваты. Потому что мы - граждане этой страны, и мы несем ответственность за то, что делает от нашего имени делает наша власть.
Ну, а книга - это дневники ребенка, ребенка, безусловно, незаурядного, талантливого. И девочки, выросшей в литературной обстановке, которая к культуре приобщалась через книги, через маму и дедушку, у которых была большая библиотека.
По-видимому, она услышала, что раньше девочки вели дневники, и в 9 лет начала писать. Когда вышла первая книжка Полины, все стали говорить, что это не настоящий дневник, а розыгрыш, девочка не могла так писать, и даже нашли каких-то авторов... Это было очень забавно, потому что мы-то эти дневники видели в натуральном виде и видели эту девочку, очень книжную девочку, которая пришла к нам, наверно, в 2009 году. Это была молодая, нервная девушка, которая пришла за помощью, потому что она была ранена, травмирована, ей нужна была медицинская помощь. Она была достаточно требовательная. И было видно, что это человек незаурядный. Так мы познакомились. Потом вышла ее первая книга, ей стали угрожать. Она рассказывала о себе, ей нужно было высказаться. Рассказывала о маме, которая живет в тяжелых условиях. Collapse )
помним

Страстная пятница и память о Викторе Попкове

Сегодня страстная пятница совпала с днем расстрела Виктора Попкова в Чечне под Алхан-Калой.



Напоминаю, что в тот день, 18 апреля 2001 года, Виктор Попков вез врача и медикаменты мирным жителям обстреливаемых горных сел.
От полученных ранений он вскоре скончался.
Убийца и заказчик убийства до сих пор не найдены.

помним

Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Неужели правда?..

Оригинал взят у sergius1971 в Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек
Оригинал взят у kiveretsky в post
Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Более половины погибших прошло через руки волонтеров-медиков, и в озвученных цифрах они не сомневаются.

Небесная Сотня
Волонтеры-медики оценили настоящее количество погибших на Майдане в 780 человек

Количество погибших в ходе противостояния на Майдане Независимости в Киеве, а также в связанных с ним событиях достигает 780 человек, считают в организации волонтеров-медиков Майдана.

"Насколько нам известно, 780 человек погибли. В это число входит около 300 человек, которые пропали с больниц (БСП, других медучреждений), их вывезли и дальше сожгли в крематориях. По этим людям обращаются, ищут, но не могут найти … В Доме профсоюзов (на 4-8 этажах) были около 200 раненных, которые не могли самостоятельно передвигаться, не могли видеть, с черепно-мозговыми травмами – они заживо сгорели. Оттуда трупы вывозили в неизвестном направлении микроавтобусы VW черного цвета без номеров", - сообщила волонтер-медик Анастасия Полищук на брифинге в четверг в Киеве.

По ее словам еще около 20 человек в числе погибших – сотрудники милиции, "Беркута" и других спецподразделений. "Остальные люди – это "Небесная сотня", которую все знают и люди, которых находили за территорией Майдана – в лесах, за городом – много из них идентифицированы милицией не как "майдановцы", - отметила она.

Полищук подчеркнула, что более половины погибших прошло через руки волонтеров-медиков, и в озвученных цифрах они не сомневаются. В организации волонтеров-медиков Майдана считают, что власти намеренно скрывают настоящее число погибших. По материалам: Интерфакс-Украина

http://zn.ua/UKRAINE/volontery-mediki-ocenili-nastoyaschee-kolichestvo-pogibshih-na-maydane-v-780-chelovek-142998_.html


маргаритки

Власть боится Майдана

Гражданский активист Ильдар Дадин отбывает сегодня административный арест. Я видела его за несколько минут до задержания: стоял на краю парапета, ограждающего памятник Жукову, и говорил, что нужно запоминать номера жетонов нарушителей порядка для будущей люстрации. Порядок полицейские, действительно, нарушали: вшестером накинулись на женщину, развернувшую плакат, и затащили в автозак, стоявший тут же, у парапета. Без предупреждения, без объяснения причин, и, конечно же, не представившись. В следующую минуту они схватили другую женщину с тем же плакатом, а минут пять спустя задержали пожилого мужчину, спевшего «Богородица, Путина прогони!»
Видео: https://www.facebook.com/photo.php?v=756447054367740&set=vb.100000073561848&type=2&theater
Когда толпа журналистов и фотографов рассеялась, я обнаружила, что Ильдара Дадина на прежнем месте нет. Его и Вадима Цветкова, не державших никаких плакатов, уволокли в автобус заодно.
Все это было на Манежной площади 6 марта.
Власть уже не первый год объясняет гражданам, что никакие они не граждане, и напрасно они полагают, что есть у них право собираться без разрешения в количестве больше трех человек. Что она, власть, очень даже сильна, у нее есть много плечистого ОМОНа, много бронежилетов, щитов, касок и специальных подразделений внутренних войск, и потому ей можно все. Можно схватить человека на улице - просто так, без объяснения причин, лишить свободы на сутки или двое, а затем приговорить к штрафу или административному аресту за действия, которых он не совершал. Можно не соблюдать никаких законов, потому что она – власть, у нее есть сила, и она будет себе позволять произвол в отношении тех, кто никаких законов не нарушает, но выражает протест против ее беззакония.
Collapse )