Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

после зимы

Поздравить политзаключенных с Новым годом и Рождеством еще не поздно!

"Пишут мне последнее время мало. Всегда хорошее настроение, когда мне приносят письмо. Раньше по 5-6 штук сразу приносили, а сейчас редко. Ну ничего, благодарен всем, кто пишет. Я бы хотел всех лично увидеть и поблагодарить... У нас пришла зима. Ночью бывает уже до минус 20, а днем сильные ветра. Ну, мне нравится мороз, когда воздух ледяной и свежий... Снова приносят уроки, и если все хорошо будет, закончу наконец-то школу... 5 декабря сдавал экзамен по русскому языку, писали изложение... Твои письма я рад всегда получать..."

Это строки из письма Александра Бокарева, которого подростком арестовали и осудили вместе с другими сверстниками по так называемому "делу АБТО". Его письма мне показала Ирина Владимирова, активная участница группы "Сказки для политзаключенных", объединяющей людей, готовых поддерживать политзеков содержательной перепиской. Александр по-детски называет ее "тетя Ира". Да и почерк у него почти детский. И школу он, оказывается, окончить не успел к моменту ареста. Ему уже 28 лет, и лучшие годы прошли в колониях и тюрьмах. Такой срок, как у Александра, не всякому убийце дают. Между тем даже потерпевших не было в его обвинении. Группу мальчишек задержали за несколько поджогов нежилых объектов, в том числе приемной ФСБ районного уровня. И хотя фабула дела едва ли тянула на "хулиганство", суд квалифицировал порчу казенного имущества как "терроризм" и дал подросткам запредельно большие сроки.

За годы, проведенные в заключении, у Саши умерли отец и мать. Братья и сестры практически не имеют возможности ездить к нему на свидания - очень уж далеко его увезли, за тысячи километров от дома.

Александра и его подельников мы не найдем в списках политзаключенных "Мемориала", за них не заступится Amnesty International: все-таки что-то поджигали, не ангелы. Но допустимо ли молодых людей за юную шалость отправлять за решетку на такие большие сроки?

"Люди меняются, - говорит Богдан Голонков, другой фигурант "дела АБТО". - Тогда я многого не понимал, 17 лет, гормоны играли, тяжело было остепениться. Родители говорили: "Богдан, приди в себя". Но мне казалось, что мне виднее. Для нас это была скорее игра, что-то вроде казаков-разбойников. Мы хотели таким образом самоутвердиться, показать себя. Мы не афишировали свои действия, но и не прятались, не шифровались, ролики заливали в интернет..."

Адрес Александра Бокарева: 680518, Хабаровский край, Хабаровский р-н, село Заозерное, улица Петра Черкасова, д. 21, ФКУ ИК-13, Бокареву Александру Вячеславовичу, 1990 г.р.

Адрес Богдана Голонкова: 655017, Республика Хакасия, г. Абакан, кв. Молодёжный, 11, ФКУ ИК-35, Голонкову Богдану Дмитриевичу, 1992 г.р.

Я не раз уже писала здесь о том, как помогают письма выжить заключенным. Любое письмо, пусть самое короткое, это весточка с воли, глоток живой воды. А как необходимы эти весточки в дни рождения или под Новый год!

Поздравить хотя бы нескольких политзаключенных с Новым годом и Рождеством, написать несколько добрых пожеланий на поздравительной открытке - это очень большое и доброе дело. И ничего, что не знакомы. О тебе знают, тебе пишут - уже легче.

Список политзаключенных в нашей стране за последние несколько лет, к сожалению, чудовищно разросся. В нем появляются люди, которые ну совершенно непонятно, за что сидят.

Михаил Цакунов был задержан со сдутой резиновой уткой на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге 5 мая, в день массовой протестной акции "Он нам не царь". На следующий день ему предъявили обвинение по части 2 статьи 318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти). Однако видеокамеры зафиксировали, что Цакунов ни к кому насилия не применял, а насилие применили полицейские к нему и к девушке, стоявшей рядом с ним, при задержании. Цакунов заявил, что и не был участником акции, а хотел вернуть участникам движения "Весна" сдутую утку, отнятую и выброшенную полицейскими. "Безотносительно того, являлся Цакунов участником митинга или случайным прохожим, это не оправдывает жестокость полицейских, задерживавших и избивавших никому не угрожавших молодых людей", - отмечает правозащитный центр "Мемориал", признавший Цакунова политзаключенным.

Михаил сидит в следственной тюрьме, и судить его намереваются по статье, предполагающей до 10 лет лишения свободы.

Его адрес: 195009, г. Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 39, ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по СПб и ЛО, Цакунову Михаилу Сергеевичу, 1993 г. р.

Похожая ситуация у Вячеслава Шатровского. Он был грубо задержан 5 ноября 2017 года в Новопошкинском сквере, где проходила протестная акция. На его глазах задержали его совершеннолетнего сына, ничего не нарушавшего, и Шатровский возмутился, попытался выяснить, почему и за что. Один из полицейских применил к Шатровскому силовой прием, в результате которого тот ударился головой о землю и потерял сознание. Однако арестован был не полицейский, а Шатровский, причем сразу же после того, как в НИИ им. Склифосовского ему был поставлен диагноз "открытая черепно-мозговая травма". 24 мая Тверской суд приговорил Шатровского к трем годам заключения.

Его адрес: 613040, Кировская область, г. Киров-Чепецк, ул. Овражная, д. 16, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по Кировской области, Шатровскому Вячеславу Робертовичу 1969 г. р.
Я писала о Сергее Рыжове, гражданском активисте из Саратова, тоже "узнике 5 ноября", который вообще никуда не выходил, а к нему пришли, подбросили зажигательные смеси и заявили, что он хотел что-то взрывать 5 ноября, не приведя тому ни единого доказательства. Второй год уже он сидит в Лефортовской тюрьме.

Его адрес: 111020, Москва, Лефортовский вал д.5 а/я 201, Рыжову Сергею Евгеньевичу.

Адреса узников из списка "Мемориала" с фотографиями, кратким описанием дел, с юридическим обоснованием признания человека политзаключенным есть на сайте правозащитного центра. Стоит почаще заглядывать на эту страницу - не только для получения информации, но и для того чтобы поддержать людей.

В этом списке есть ученые, ложно обвиненные в шпионаже. Тенденция фабриковать "шпионские" дела не угасала у ФСБ никогда - вспомним дела Григория Пасько, Вила Мирзоянова, Александра Никитина... В "шпионских" делах российская репрессивная машина катится по инерции еще со времен КГБ. И на долгие сроки уходят за решетку люди, ни сном, ни духом к шпионажу не причастные.

Святослав Бобышев, ученый из Санкт-Петербурга, профессор Балтийского технического университета "Военмех", находится в заключении уже восемь с половиной лет, срок его истекает в 2022 году. Ему 65 лет. Вместе с ним судили его коллегу, профессора Евгения Афанасьева - он умер в заключении три года назад.

Адрес Святослава Бобышева: 440061, Пензенская область, г. Пенза, Автоматный переулок, д. 1, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Пензенской области, Бобышеву Святославу Васильевичу, 1953 г. р.

Владимир Иванович Лапыгин, доцент НИИ машиностроения, кандидат технических наук, был арестован в 2016 году и приговорен к 7 годам колонии строгого режима, несмотря на возраст. В августе этого года ему исполнилось 78 лет.

Его адрес: 170017, Тверская область, г. Тверь, поселок Большие Перемерки, д. 18, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Тверской области, Лапыгину Владимиру Ивановичу, 1940 г. р.

Широкую огласку получили дела региональных сотрудников "Международного Мемориала", против которых грубо фальсифицируются обвинения по уголовным статьям: Юрия Дмитриева в Карелии и Оюба Титиева в Чеченской Республике. Оба люди безупречной репутации и высоких нравственных качеств, оба немолоды.

Адрес Дмитриева: 185670, Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Герцена, д. 47, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Карелия, Дмитриеву Юрию Алексеевичу, 1956 г. р.

Адрес Титиева: 364037, г. Грозный, ул. Кунта-Хаджи Кишиева, д. 2, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Чеченской Республике, Титиеву Оюбу Салмановичу, 1957 г. р.

По-прежнему находится в заключении узник ЮКОСа Алексей Пичугин.

Его адрес: 461505, Оренбургская область, г. Соль-Илецк, ул. Советская, д. 6, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области, Пичугину Алексею Владимировичу 1962 г. р.

И по-прежнему в тюрьме Борис Стомахин, отбывающий бесконечные сроки исключительно за шокирующую резкость своих высказываний, в том числе в адрес власти.

Его адрес: 412315 г. Балашов ул. Уральская д. 17, ФКУ Тюрьма УФСИН России по Саратовской области, Стомахиу Борису Владимировичу, 1974 г.р.

Среди украинских узников самым известным стал Олег Сенцов. Он держал длительную голодовку, которая разрушила его здоровье, но его справедливое и гуманное требование обмена украинских политзаключенных на пленных россиян так и осталось без движения. Все усилия общественности добиться обмена украинцев из списка Сенцова пока ни к чему не привели.

Адрес Олега Сенцова: 629400, Ямало-Ненецкий автономный округ, г. Лабытнанги, ул. Северная, д. 33, ФКУ ИК-8 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, Сенцову Олегу Геннадьевичу, 1976г. р.

В списке Сенцова упомянут Виктор Валентинович Шур, который за фотографирование заброшенного аэродрома был обвинен в шпионаже, признал вину под пытками и получил 12 лет колонии строгого режима. Ему 61 год. Если не удастся добиться его освобождения, он выйдет из колонии в 69 лет. Если выйдет...

Его адрес: 422500, Зеленодольск р-н, р.п. Нижние Вязовые, ул. Комсомольская, 1 "ФКУ ИК-5 УФСИН России по республике Татарстан", Шуру Виктору Валентиновичу, 1957 г.р.

Отдельным списком "Мемориал" поместил имена узников, преследуемых за религию. Это в основном мусульмане, члены запрещенной в РФ "Хизб ут-тахрир", и свидетели Иеговы. Трудно понять мотивы власти, которая сегодня так жестоко преследует этих мирных людей, и отдаленно не помышлявших ни о каком "экстремизме". Из этого множества людей, томящихся за решеткой без вины и безусловно нуждающихся в поддержке, особо стоит выделить Эмир-Усеина Куку, крымского татарина, который фактически оказался в заключении за свою правозащитную деятельность: в Ялте был членом Контактной группы по правам человека, отстаивал права крымских татар, с 2014 года активно помогал крымским политзаключенным, был организатором митинга памяти депортации крымских татар в 2014 году. Сегодня он в следственной тюрьме.

Его адрес: 295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Куку Эмир-Усеину Кемаловичу, 1976 г. р.

Кроме почтовых писем во многие тюрьмы и колонии можно посылать электронные письма через систему "ФСИН-письмо" (это стоит небольших денег), многим можно писать через сайт "Росузник" (это бесплатно).

Моя заметка не может вместить имена всех сегодняшних политзаключенных и узников совести. И списки политзаключенных охватывают далеко не всех. Маховик репрессий раскручен, и мало надежды, что завтра будет легче. Но если мы не будем равнодушны к судьбам политзаключенных, если будем проявлять деятельное участие, писать письма, поддерживать их семьи, делиться друг с другом их адресами и объединятся, это будет помощью не только узникам и их семьям. Это поможет поддерживать ту атмосферу, в которой можно еще дышать.
Опубликовано на "Гранях" 27.12.2018
(см.текст с гиперссылками): https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/274485.html
основная ссылка (в России не открывается): https://graniru.org/blogs/free/entries/274485.html
глаза сирени

Гибридная депортация

18 мая исполнилось 73 года со дня депортации крымских татар. В отличие от большинства других народов, преступно высланных Сталиным из своих автономных областей и республик, крымским татарам не восстановили автономию и не дали вернуться на родину ни при Хрущеве, ни при Брежневе. Но крымские татары проявили удивительную сплоченность и организованность в борьбе за свое возвращение. И неудивительно, что они оказались в центре внимания сформировавшегося в конце 1960-х годов правозащитного движения. В защиту крымских татар последовательно выступали Андрей Сахаров, Петр Григоренко, Алексей Костерин. Помощь крымскотатарским политзаключенным, таким как Мустафа Джемилев, стала тогда общим делом правозащитников.

Сегодня крымские татары вновь подвергаются гонениям и снова нуждаются в активной поддержке неравнодушной общественности. Преследуют тех, кто не хочет принимать российское гражданство. Преследуют активистов. Символично, что вновь звучит слово "депортация": до сих пор в центре временного содержания находится активист Недим Халилов, в отношении которого было вынесено решение о депортации из Крыма в Узбекистан. Он отказался и от российского, и от украинского гражданства и отстаивает свое право жить в Крыму.

Не забудем и об украинцах - идет судебный процесс по делу Николая Семены, журналиста "Крым.Реалий". Он обвиняется по одной из новых политических статей - часть 2 ст. 280.1 УК (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации). И я не понимаю, почему вокруг его дела нет широкого международного резонанса.

Арестован и находится под судом один из лидеров крымскотатарского Меджлиса Ахтем Чийгоз. Преследованиям подвергаются даже адвокаты крымскотатарских активистов. Так, в конце января был арестован и осужден на 10 суток административного ареста адвокат Эмиль Курбединов - его задержали в тот момент, когда он ехал на обыск к Сейрану Салиеву для оказания юридической помощи. Сейран Салиев тоже отбыл в те дни административный арест - 15 суток.

Жестоко преследуются крымские татары - члены "Хизб ут-тахрир", объединения, легально существовавшего в украинском Крыму и оказавшегося вне закона в Крыму под властью РФ. Надо сказать, что только в России членство в "Хизб ут-тахрир" преследуется в уголовном порядке, причем с серьезными санкциями. Членов этого объединения преследуют по всей России и в Крыму - здесь достаточно нескольких засекреченных свидетелей, чтобы завести дело и посадить человека на большой срок. Уже в 2014 году пронеслась волна обысков по всем мечетям крымских татар, и в каждой нашли запрещенную литературу: о том, что в России она запрещена, крымские татары не знали, а многие не знают до сих пор. И это дополнительный повод для преследования тех крымских татар, которые хоть как-то выражают свою оппозиционность.

Узникам "Хизб ут-тахрир" в Крыму пытаются ужесточить обвинение и более тяжкой статьей - "попытка насильственного захвата власти". А это уже сроки до 10 лет. При этом речь идет не о настоящих экстремистах, а о мирных людях, тружениках, у многих из которых семьи и малолетние дети.

26 апреля был вынесен приговор жителю Севастополя Руслану Зейтуллаеву. Семи лет колонии общего режима, которые он получил 7 сентября прошлого года, показалось недостаточно. В конце декабря Верховный суд по требованию обвинения отправил его дело на новое рассмотрение, ужесточил статью - и вот 12 лет колонии строгого режима. Сегодня Зейтуллаев держит очередную голодовку.

Чуть ли не до предсмертного состояния был доведен молодой Арсен Джеппаров, арестованный год назад по делу "Хизб ут-тахрир" и находящийся по сей день в СИЗО Симферополя. Долгое время его там отказывались лечить, и только когда ситуация стала критической, адвокат и родственники с трудом добились начала лечения.

Власти не мешают крымским татарам, подвергающимся преследованию, уезжать из Крыма. Даже одобряют это. Но ведь крымские татары с таким трудом вернулись на родину, так долго добивались этого. И живы еще люди, помнящие сталинскую депортацию. Сейчас в их среде появился термин "гибридная депортация" - по аналогии с "гибридной войной". Сегодня уже нельзя всех посадить в вагоны и вывезти в Узбекистан - да и незачем преследовать тех из них, кто принял российское гражданство, не хочет с властью конфликтовать и ведет себя осторожно. Но вот активистам, не желающим молча мириться с происходящим, создаются такие условия, в которых человек вынужден делать выбор между возможным арестом и отъездом из Крыма.
Опубликовано на Грани.ру:
https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/261029.html (зеркало)
http://graniru.org/blogs/free/entries/261029.html (основной сайт)
глаза сирени

В защиту зеленой Москвы. Митинг 6 июля 2016.

Митинги сейчас согласовывают в безлюдных местах. Милое и тихое место - сквер возле метро "Парк культуры". В нем и собрались 6 июля на митинг около 500 человек активистов, среди которых были приехавшие со всей Москвы защитники парков и зеленых насаждений, просто неравнодушные местные жители, которых мало, но они есть. И это - очень хорошие люди. Они выходят на защиту своей земли, своих дворов, своих парков и скверов. Их избивают, давят бульдозерами, полиция забирает их, а не тех, кто ведет незаконную стройку...
К сожалению, они в меньшинства, большинство равнодушно.

На митинге была какая-то сердечная атмосфера. Было радостно, что люди собрались вместе, хоть речи звучали отнюдь не радостные. В них прозвучала на самом деле страшная информация. О каждой беде нужно писать отдельно. Странно, что большинство москвичей живут и не замечают, что происходит...
Вела митинг муниципальный депутат Елена Русакова.
Вот некоторые выступления.

Владимир Чупров, эксперт-эколог:
Оказалось, что за последние 10 лет Москва потеряла 700 гектаров зеленых насаждений. Есть закон, принятый еще 16 лет назад, в защиту зеленых насаждений Москвы, есть прокуратура и суд, но сегодня это либо не работает, либо работает против нас.

Алексей Крапухин
В конце июня в Чертаново случилась полномасштабная экологическая катастрофа, о которой нигде не пишут. В Варшавские пруды при испытании тепловой магистрали хлынула кипящая вода, за час пруд превратился в горячий водоем. Погибли все растения, животные, утки, ондатры, которые там содержались. Никто из властей не признает эту ошибку. Это – следствие неразберихи, которая творится у нас во власти, безответственность, круговая порука…
Сейчас вся заповедники, все ООПТ могут превратиться в горячие точки. Под шумок принятия известных законов Яровой Путин подписал закон об ООПТ и теперь в заповедниках можно строить гостиницы. Это прошло тихо, только Русское географическое общество выступило против этих законов. Но закон принят, застройки продолжатся…

Александра Андреева, муниципальный депутат, район Лефортово:
У застройщиков и чиновников – 95%р строек Москвы незаконны. Плотность застройки в Москве в 4 раза выше, чем в Париже, в 10 раз выше, чем должна быть комфортная плотность проживания. Москва рассчитана на 6-8 млн человек, но по официальным данным в Москве сейчас 13 миллионов, по неофициальным – от 15 до 18-ти. Уже в 2008 году нехватка зеленых территорий составляла 8 тыс. га, в такой ситуации необходимо прекращать строительство и разбивать парки на месте промзон. Правительство Собинина все делает наоборот. Раз в месяц на сайте мэрии появляются сообщения о новых миллионах квадратных метрах жилья, конечно, коммерческого. Речь не об улучшении жилищных условий очередников. В 2014 г на весь город 1,5 тысяч квартир очередники получили, а в 2015 – всего 27 квартир… В Лефортово на месте промзоны «Серп и молот» (территория на пересечении 3-го кольца и Шоссе Энтузиастов) планируют построить полтора млн квадратных метров недвижимости, из них социального – ни одного метра. Это – увеличение населения района практически в 2 раза, увеличение пробок, а парки просто вытопчут.
Другой пример. В Лефортово громят памятник садово-паркового искусства на Яузе, парк-усадьба Салтыкова. Две недели назад в парк приехали какие-то люди и стали уничтожать газоны и закатывать их в асфальт. Департаменты природопользования и культурного наследия вообще об этом ничего не знали. Департамент культурного наследия выдал предписание остановить работы, но они продолжаются. Главе управы выдано предписание об остановке работ, а он игнорирует, и все молчат... Когда я пришла в парк фотографировать работы, на меня напал руководитель фирмы подрядчика «Кассандра» Саркисян и вырвал у меня фотоаппарат… Под предлогом подготовки к чемпионату мира по футболу идут вредоносные работы. В Лефортово исторический квартал застроили якобы гостиницей, подделали протокол публичных слушаний, а сейчас застройщик продает там жилье и продолжает строить.
Collapse )
помним

Умерла Светлана Кириченко

Грустная весть из Киева. 22 апреля умерла Светлана Кириченко.
Я познакомилась с ней в Москве в начале 1980-х, и мы как-то быстро сдружились. Она бывала в Москве по пути на свидание к мужу в Мордовский политлагерь, или специально приезжала, чтобы предпринять какие-то действия в его защиту. Помню долгие разговоры с ней на кухне у Нины Петровны Лисовской, где она останавливалась. Помню ее в гостях у меня дома. Однажды вспыхнул горячий спор между ней и моей мамой на почве национального вопроса. Я смутилась и я не знала, как остановить маму. Но они быстро помирились.
Светлану отличала необыкновенная теплота души, доброта и открытость, и вместе с тем несгибаемая твердость и стойкость.
Когда ее муж Георгий Бадзьо оказался в ссылке в далекой Якутии, она, конечно же, поехала к нему туда, на край света. И дочку взяла с собой. Присылала мне оттуда семейные фотографии на фоне красивых сопок. Надо сказать, что она часто писала мне письма в ссылку - просто чтобы меня поддержать.
Когда окончилась моя ссылка, я полетела летом 1988 года к ним в ссылку в Якутскую область. Поездка, конечно, была впечатляющая: сначала самолет до Якутска, потом - катер-ракета по широкой реке Лене в предрассветной мгле...
Захудалый, пыльный поселок Хандыга. И - маленький диссидентский островочек в нем... Стояла жара, Светлана ходила днем по поселку с зонтиком, защищаясь от сильного солнца. Уже тогда ее здоровье было так себе, она тяжело переносила эту избыточно резкую жару. А вечером Светлана и Георгий рассказывали мне о Василе Стусе, о дружбе с ним. От них я узнала подробности и детали тернистой судьбы их близкого друга. При свете белой ночи Светлана читала мне стихи Василя Стуса. Она была очень тонким ценителем поэзии и читала стихи прекрасно.
Я вернулась тогда из Якутска не в Москву, а на место моей ссылки, куда сослали уже к тому времени Сигитаса Тамкявичуса. В Кривошеино тоже были белые ночи, хоть и не такие белые, как в Якутии. Но достаточно светлые, чтобы не спать и перечитывать Стуса, храня в душе голос Светланы. Вот тогда я и начала переводить Василя Стуса на русский, разложив на столе его стихи. Ведь я увезла тогда из Якутии большую машинописную пачку стихов Стуса, подаренную мне Светланой... Вскоре в "Русской мысли" на всю полосу вышла моя статья о Василе Стусе.
К сожалению, я с тех пор не виделась со Светланой. Ни у нее не было повода приезжать в Москву, ни мне в Киев выбраться не удалось, как ни хотелось. Я знала о болезни Светланы. Получала от нее несколько раз длинные, интересные, искренние письма. Все надеялась - приеду в Киев, увижу Светлану... Не сбылось.
Светлана Кириченко была не только женой политзаключенного, но и борцом. Распространяла самиздат. В 1965 году была участником протеста в киевском кинотеатре "Украина" против арестов украинской интеллигенции. В 1980 году ее приговорили к трем месяцам исправительных работ за отказ давать показания против Василия Стуса. Не посадили, но работать по специальности не дали. Филолог высокого уровня - она была изгнана из институтов литературы и философии. Ее вызывали на допросы, не раз проводили обыски в квартире...
Я знаю, что Светлана Кириченко написала книгу воспоминаний "Люди не от страха" и воспоминания о Василии Стусе "Птица поднебесная". Надеюсь получить их и прочесть. Хотелось бы, чтобы эти книги были изданы и в России.
Светлая память Светлане Кириченко!
светлое

Пишите политзаключенным!

Количество политзаключенных в нашей стране, к сожалению, растет, а политические репрессии ужесточаются. За один только декабрь на наших глазах взяли под стражу двух замечательных молодых людей - Ильдара Дадина и Ивана Непомнящих. Обоих совершенно ни за что приговорили к ощутимым срокам заключения. Точнее сказать - вот за что: за честность, прямоту и бескомпромиссность, за твердое стояние в своей правоте. Один - пламенный обличитель режима, другой - молчаливый рыцарь чести. Оба они как будто обнадеживают нас пониманием, что не все в этой стране потеряно, раз есть в ней такая молодежь. Они внутренне свободны, им в чем-то можно позавидовать.
Но мы будем отмечать Новый год за праздничным столом, а они - в тюрьме. Мы можем написать им, поддержать добрым словом, поздравить с Новым годом.
Вот их адреса:

127081, г. Москва, ул.Вилюйская, дом 4, ФКУ СИЗО-4 Дадину Ильдару Ильдусовичу

127055, г. Москва, улица Новослободская, д. 45, ФКУ СИЗО-2, Непомнящих Ивану Андреевичу

Мы надеялись, что на Иване Непомнящих власти угомонятся, перестанут мстить вышедшим на Болотную площадь 6 мая 2012 года и Болотное дело будет наконец закрыто. Однако полной неожиданностью был арест в начале декабря Дмитрия Бученкова, кандидата политических наук и доцента кафедры истории медицины Университета имени Пирогова. Он автор исследовательского труда «Феномен анархизма в политической жизни России в конце XX века», редактор газеты, участник акций экозащиты, специалист в области истории левых движений. Что конкретно инкриминируют Бученкову в связи с Болотным делом, неизвестно. Его друзья утверждают, что 6 мая Бученкова вообще в Москве не было. Адвокат Светлана Сидоркина не может добиться, чтобы ее беспрепятственно пропускали к подзащитному. В такой ситуации человек особенно нуждается в поддержке.
Адрес Дмитрия Бученкова:

125130, г. Москва, улица Выборгская, д.20, ФКУ СИЗО-5, Бученкову Дмитрию Евгеньевичу

Письма политзаключенным можно писать через интернет, пользуясь услугой ФСИН-письмо (платно), а также почтой Росузника (бесплатно).
Людям, испытывающим дефицит свободного времени, проще пользоваться почтой Росузника и ФСИН-письмом.

Но, конечно же, особую радость в неволе доставляет «живое» письмо, в которое можно вложить красивые открытки, фотографии, конверты, вырезку из газеты. Одна знакомая мне сказала, что капнула на новогоднюю открытку в тюрьму пихтовое масло - чтобы узник ощутил запах хвои. И такую радость политзаключенному может принести каждый из нас!
Тяжелее всех приходится узникам, приговоренным без вины к пожизненному заключению. Таким является узник ЮКОСа Алексей Пичугин. Его адрес:

461505, Оренбургская обл., г.Соль-Илецк, ул.Советская дом 6, ФКУ ИК-6, Пичугину Алексею Владимировичу

Пожизненное заключение отбывает Юсуф Крымшамхалов, на которого спихнули вину за взрывы домов осенью 1999 года. Истинные виновники этих взрывов остались на свободе, а Юсуф сидит. Я писала уже о нем. Несмотря на тяжесть условий заключения, Юсуф радует людей, вступающих с ним в переписку, интересными, вдумчивыми письмами человека, сохраняющего веру в справедливость и добро. Его адрес:

618545, Пермский край, г. Соликамск, ФКУ ОИК-2, ИК-2, Крымшамхалову Юсуфу Ибрагимовичу

Узники 6 мая первого, так сказать, призыва постепенно выходят на свободу по концу срока. Сергей Кривов, арестованный немного позже своих подельников, получил самый большой срок - за то, что более дерзко отстаивал свою невиновность в суде. Он, безусловно, нуждается в нашей поддержке. Его адрес:

243140, Брянская область, г. Клинцы, ул. 2-я Парковая, 2 ФКУ ИК-6 УФСИН, Кривову Сергею Владимировичу

Адреса фигурантов следующей волны Болотного дела:

301654, Тульская область, г. Новомосковск, ул. Центральная, 27 ФКУ ИК-6, Гаскарову Алексею Владимировичу

390506, Рязанская обл, Рязанский р-н, п. Стенькино, ФКУ ИК-6, Марголину Александру Евгеньевичу

150036, г. Ярославль, ул. Хлебная, д 12, ФКУ ИК-1, Ишевскому Дмитрию Вячеславовичу

393265, Тамбовская область, Рассказовский район, п. Зеленый, ул. Центральная, д. 6, ФКУ ИК-3 отряд 8, Удальцову Сергею Станиславовичу

К сожалению, лишен прежней информационной поддержки Сергей Мохнаткин. Он отбывает второй срок за то же, за что и первый, - за отказ молчаливо наблюдать, как полицейские противозаконно тащат в автозаки людей, вышедших на мирную гражданскую акцию. Условия у него теперь более тяжелые, здоровья не прибавилось, однако в списки политзаключенных не все его вносят. Поэтому ему очень нужна наша поддержка. Его адрес:

165300 Архангельская обл. г. Котлас, ул. Чиркова 35, ИК-4, Мохнаткину Сергею Евгеньевичу

Три с половиной года назад в Петербурге были осуждены по ложному обвинению в шпионаже и приговорены к большим срокам заключения ученые Афанасьев и Бобышев. В апреле этого года Евгений Васильевич Афанасьев скончался в колонии Ульяновской области, не выдержав тягот заключения. Эта трагедия не дала, к сожалению, информационного взрыва и возмущения общественности, что говорит о жестокости нашего времени, о застое, апатии и депрессии. Не будем забывать второго фигуранта этого чудовищного приговора. Его адрес:

440061, г. Пенза, Автоматный переулок 1, ФКУ ИК-1, Бобышеву Святославу Васильевичу

В Иркутской области отбывает срок антифашист Алексей Сутуга. Его адрес:

665809 Иркутская область, г. Ангарск, Первый промышленный массив, квартал 47, д. 6 ИК-2, Сутуге Алексею Владимировичу

По-прежнему без вины отбывает длительное заключение Таисия Осипова. Ее адрес:

171161, Тверская область, г. Вышний Волочек, Ржевский тракт, д. 7, ФКУ ИК № 5 УФСИН России по Тверской области, отряд № 6, Осиповой Таисии Витальевне

А тяжелее всех, наверное, Борису Стомахину, тексты которого многим из нас (мне в том числе) отвратительны, однако он отбывает за них уже третий срок в кошмарных условиях. Вместо взвешенной терапии, необходимой человеку, пребывающему в почти постоянной депрессии, с безнадежным взглядом на мир, отчасти и выраженном в его статьях, он получает карцер, ПКТ, холодную камеру-одиночку. И он очень ждет добрых писем. Его адрес:

618232, Пермский край, Чусовской район, п.Всесвятский, ФКУ ИК-10, Стомахину Борису Владимировичу

Я перечислила далеко не всех политзаключенных. Всех и невозможно перечислить в одной заметке. Дополняйте меня!

Посетить заключенного - это долг человечности. Посетить страдающего без вины политзаключенного - долг вдвойне. Многие из них не сломлены и бодры. Но весточка с воли даже самому стойкому политзеку дорога и необходима.
Пишите политзаключенным!

Публикация на Гранях со ссылками:
http://grani.ru/users/sannikova/entries/247306.html
http://m5zgc3tjfzzhk.cmle.ru/users/sannikova/entries/247306.html
помним

Памяти Виталия Помазова

Очень трудно, почти невозможно было поверить грустной вести о кончине Виталия Помазова.
"Виталий и смерть - это ведь что-то несовместимое" - я позвонила общей знакомой, когда дошло до меня это пронзительное сообщение, и мы одновременно сказали друг другу эту фразу. И все еще надеялись: а вдруг не подтвердится...



Может быть, есть что-то знаменательное в том, что его хоронили 10 декабря, в День прав человека. В свое время его арестовали и судили в Нижнем Новгороде (тогда Горьком) за свободомыслие и свободолюбие. А когда в Горький сослали А.Д.Сахарова, Виталий Помазов приехал из Подмосковья, где обосновался после освобождения из лагеря, чтобы навестить академика, за что был выдворен из родного города под усиленным конвоем, сопровождавшем до самой Москвы. Но не смирился - упрямо вернулся в Горький...
Несмотря на слежку КГБ, на всяческие козни и преследования в Виталии Помазове не иссякал запас задора и молодости, бесстрашия, внутренней свободы. Идея защиты прав и свобод человека всегда была органична ему. А после смены эпохи он, в отличии от многих, реагировал на события сегодняшнего дня так же остро и живо, как и во времена своей юности, до ареста. Так же чутко ощущал эпоху и так же энергично был к ней причастен. Сегодняшним политзаключенным сопереживал так же, как и вчерашним своим "подельникам".
Всегда полный жизни, жизнерадостный, светлый - он умел радовать своим присутствием окружающих.





Я видела его последний раз 21 сентября на большой гражданской акции в Москве - шествии за мир в Украине и с Украиной, против войны и военной агрессии нашей родной страны. Он приходил на подобные акции неизменно. Он был бодр, улыбался, как всегда выглядел много моложе своих лет - и ничто не предвещало беды. Collapse )
осеннее-храм

Один год со дня гибели Павла Адельгейма. Мероприятия скорби и светлых воспоминаний в Пскове

Год назад, 5 августа 2013 года, был убит священник Павел Адельгейм, великий праведник нашего времени.
В годовщину его гибели в Пскове прошли мероприятия в его память.
В Городском Культурном центре Пскова 4 августа состоялись Адельгеймовские чтения. Прозвучали интересные, вдумчивые доклады и сообщения.
Чтения завершились дискуссией.








Collapse )
глаза сирени

Если бы я была украинкой...

Если бы я была украинкой, я непременно сказала бы себе и своим близким: ну вот и славно, что нет у нас больше Крыма. Автономия, грезившая возвратом назад, в СССР, давала самый большой процент голосов против нашей свободы еще тогда, в годину «оранжевого» Майдана. И на последних выборах бывший уголовник Янукович не прошел бы, если бы не Крым. И впредь Крым тянул бы нас назад, к несвободе, умножая голоса против нашего стремления к демократии, к единению с цивилизованной, мирной Европой… Конечно, жалко нам будет жителей Крыма, когда не оправдаются их чаяния, не сбудутся грезы, когда преградят им путь к побережью высокие заборы дач и резиденций российской элиты. Вернувшись не в Россию-мечту, а в Россию реальную, они столкнутся с произволом и жестокостью власти, с алчной коррупцией, с бедой призывного рабства, с беспределом тюремщиков, и много еще с чем они столкнутся… Но мы ничем уже не сможет им помочь, и это будет уже не наша вина и забота…
Но я – не украинка, и не могу говорить такие слова. Я – гражданка того государства, которое оккупировало Крым, и потому ничего, кроме жгучего чувства стыда, я не могу сегодня испытывать перед братьями моими украинцами. Collapse )
после зимы

Москвичи против оккупации Крыма и против войны.

И все-таки я не согласна с теми, кто считает согласованные гражданские акции бессмысленными. В наших условиях это - доступный пока еще способ донести до людей, почему мы против этой войны, этой лжи, этой преступной оккупации Крыма.
И еще очень важно было показать, что нас немало. В условиях информационной изоляции, агрессивной телепропаганды и блокировки независимых инретнет-ресурсов нас все-таки вышло очень много, больше 50 тысяч. А сколько было бы нас, если бы призыв на этот марш показал бы хоть один общедоступный телеканал?



Пушкинская площадь, 15 марта. Уже больше 40 минут, как началось и идет по бульварам шествие, а очередь у входа на марш все не убывает.




Collapse )
помним

Миф о Сусанне (Анатолий Якобсон - о Сусанне Печуро)


Вчера на поминках в "Мемориале" люди в разных вариациях вспоминали легенду о том, как юный Анатолий Якобсон ездил в Потьму за бумагой для юной Сусанны Печуро, и спорили о том, был ли он влюблен в Сусанну.
Эта история показалась мне настолько светлой и дивной, что я решила поместить здесь отрывок из беседы Майи Улановской, подельницы Сусанны Печуро,  с её мужем Анатолием Якобсоном.

Анатолий Якобсон - Майе Улановской:

...Факторов, которые определили моё, так сказать, идейное лицо, моё жизнеотношение, которые заставили меня в своё время – именно заставили – как-то выступить, было много. Встреча с вашей семьёй, где все сидели. Ещё раньше был миф о Сусанне. Я из всех вас знал только про одну Сусанну. Я уже тогда как-то плохо относился – не к советской власти, а к существующему в России режиму. Я был так наивен, что долго оставался марксистом и, конечно же, был за Октябрьскую революцию, за Ленина и прочее. Но я знал, что в нашей стране – несправедливый строй. И Саша Тимофеевский в своё время для меня, со своими смутными, романтическими рассказами про Сусанну, которая страдает за справедливость, был катализирующим фактором. Он её знал по литературному кружку в Кировском доме пионеров. Так получилось, что я сперва познакомился с Сусанной, весьма условно в неё влюбился и съездил в лагерь, где она когда-то сидела, за справкой, которую было очень трудно достать.
Ситуация была такая: ей нужно было поступать на истфак. Она из вас – самая молодая, и села, ещё не окончив средней школы. Как я помню, после освобождения она сдала экстерном за десятилетку и решила заниматься историей. Но для того, чтобы сдать экзамены на истфак, нужно было знать историю лучше, чем средний ученик. К тому времени я уже кончил исторический факультет и поэтому много с ней занимался. Она, конечно, была способной ученицей, и мы не сомневались, что по своей объективной подготовке она должна поступить. Но, с одной стороны, она была еврейкой – кстати, мы об этом абсолютно не думали, а с другой стороны, она сидела и не была реабилитирована. Это было очень существенно. И вот я решил съездить в лагерь, где она сидела, и попытаться достать справку о том, что она работала энное количество лет на тамошнем швейном производстве. Такая справка давала привилегии при поступлении в институт. Это был совершенно безумный замысел, который, однако, увенчался успехом. А было так. Я, мальчишка, поехал в это лагерь и нашёл там начальника лагпункта. Когда я ехал из Потьмы в Явас по известной узкоколейке, по которой – судьба так устроила – я ещё не раз потом ездил и к Даниэлю, и к другим, меня совершенно потряс разговор с одним производственником, который горько жаловался на отмену сталинских лагерей. Он совершенно не касался политики. Уверен, что он был хорошим человеком. Но он мне рассказывал о том, как добросовестно работали зэки, пятьдесят восьмая статья. Про женщин говорил, про швейное производство, про то, что сейчас, когда их всех отпустили и остался лишь блатной элемент, ужасно страдает производительность труда. Как они хулиганят, как с ними трудно. С ним вместе я пришёл в столовую, мы сели за стол, он вынул огромный шматок сала, бутылку спирта, мы заказали щи. Прекрасно там, в этой столовой МВД, кормили. Мы пообедали, и я пошёл к начальнику лагеря, майору. Я сказал ему следующее: «У вас сидела столько-то лет некая Сусанна. Она не реабилитирована. Я к вам обращаюсь – и голос у меня дрогнул, - как к человеку и коммунисту». Тут он поднял на меня глаза. До этого он вообще меня в упор не видел. Я не продумал этот ход заранее, это был экспромт. Думаю, он был из новых начальников, из тех, кто пришёл после ХХ съезда. Когда я дрогнувшим юношеским голосом сказал: «Обращаюсь к вам как к человеку и коммунисту», - он отложил свою папку и стал смотреть мне в лицо. Я сказал: «Понимаете, она – моя подруга, и я хочу, чтобы она поступила в институт по своим объективным данным». Он спросил: «Чего вы от меня хотите?» «Я хочу, чтобы вы выдали справку о том, что она проработала столько-то лет на швейном производстве». Он задумался и думал недолго, минуты две. Потом позвонил, и явился человек лет шестидесяти. Судя по его лицу, по повадкам, он столько лет жил при советских лагерях, сколько они существовали. Был он канцеляристом и имел совершенно холопский вид. К молодому майору этот старик явился моментально, как лист перед травой, как какой-нибудь конёк-горбунок. Начальник сказал, что вот, была такая заключённая, и там, в Москве, допускаются необъективности. «Так вы напишите справку». А мне сказал: «До свидания». Я пошёл за старичком. Он моментально, бисерным, писарским старинным почерком написал справку о том, что такая-то с такого-то по такой-то год работала на швейном производстве в системе МВД. У него было малочеловеческое лицо. Не злое и не доброе. Но, видно, он прожил такую жизнь, что непосредственные черты, которые определяют лицо человека, были вытравлены. И это лицо вдруг исказилось неподдельной радостью. Может быть, он в первый раз выписывал такую справку. И сделал это с величайшей радостью. Я взял справку и, когда вышел из лагеря, ко мне подъехал вольняшка на тракторе. На плече у меня висела торбочка, а в кармане, в кожаном мешочке, лежала эта справка. Видимо, лицо моё выражало счастье, потому что он спросил: «Освободился, парень?» Мне почему-то захотелось соврать, и я ответил: «Да, освободился». Хотя, видит Бог, у меня и волосы были не зэковские. «Ну и б... же они, - говорит, - ну и шакалы! Ты где живёшь, в каком городе?» «В Москве». «Садись на трактор». Бросил свою работ, включил мотор и с невероятной быстротой довёз меня до станции Явас. Там я узнал, что если мне ждать поезда на Потьму, то я потеряю время. Я бросился пешком. Чтобы не сбиться с пути, я шёл по шпалам – как в той песне: «По шпалам, бля, по шпалам». Я тридцать километров бежал*. Полил такой ливень, какого я не видел в жизни. Но я знал, что справочка не промокнет. И я поспел в Потьму именно на тот поезд, что вот на него, я вычислил, нужно бежать пешком. Приехал в Москву, примчался к Сусанне утром. Она ещё лежала в постели, улыбнулась, я протянул ей справку. Потом, будто, эта справка ей вовсе не помогла.
К чему я всё это рассказываю? К тому, что Сусанна была для меня всё равно, что Прекрасная дама. И если говорить о влиянии, то, конечно, на меня оказал влияние её образ, созданный Сашкой Тимофеевским, и она сама. Ну, а потом, когда я познакомился с тобой и стал твоим мужем, и узнал твоих родителей, которые тогда же, в 1956 году, освободились – это конечно был могучий фактор влияния. Но ведь их было много...


Примечание:А.П.Тимофеевский – московский поэт и сценарист, муж Ирины, сестры Майи Улановской.