Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

помним

9-й день гибели Андрея Миронова

Сегодня 9-й день гибели Андрея Миронова.
Позавчера мы простились с ним, а вчера он был похоронен в родном Ижевске.



Вот мои слова, которые я сказала у гроба Андрея.

Я помню Андрея совсем молодым. Я познакомилась с ним года через полтора после того, как он вернулся из Мордовского лагеря. Главной темой наших встреч была забота о том, как бы вызволить из заключения тех, кто еще оставался за решеткой. Это, по-моему, главное, о чем он тогда думал: вот он освободился, а люди еще сидят. Он много времени и сил отдавал тому, чтобы информировать людей о положении политзаключенных. Свое знание языков он очень активно для этого использовал.
Переводчиком он был талантливым, одаренным. Хоть, как я понимаю, специально он этому не учился. Он был талантливым самоучкой.
А когда как будто выпустили уже всех политзаключенных советского времени, он очень чутко определял, кого вновь несправедливо преследуют. Вроде бы не сажали, не было
массовых арестов, а вот Вила Мирзаянова арестовали. КГБ-ФСБ, ложное обвинение в шпионаже... И Андрей был там, на процессе, с иностранцами, с корреспондентами. Объяснял им, что этого человека нужно вызволить, что он невиновен. У него была такая вот натура... Вот происходит несправедливость, арестовывают, преследуют человека несправедливо, и Андрей чувствовал, что он должен быть там, должен заступиться за этого человека, защитить его. Последний раз я, естественно,
видела его у Замоскварецкого суда, куда он очень часто ходил. Очень горячо сочувствовал нашим сегодняшним политзэкам. И говорил о том, что сейчас происходит все то же самое, что было тогда, когда арестовывали его. Что сейчас политические репрессии уже приняли тот же масштаб, и это нужно понимать, об этом нужно говорить. Андрей очень часто бывал в Чечне, был в самых опасных точках во время бомбежек Грозного. Он очень скромный был. Скромный, бескорыстный, незаметный.
Героем его нужно назвать, но он в отношении себя такие слова отрицал. Он делал все это потому, что считал нужным делать, считал, что иначе нельзя.
Вот сейчас он поехал, потому что иначе нельзя. Гибнут люди. И он чувствовал, что он должен быть там. Collapse )